antique 1 Вервульф en 1 calibre 3.32.0 3.3.2019 0532a964-edff-48e8-b4cf-ca79bf31035f 1.0 *

Взгляд волка

часть первая.

Ночь. На небе проклятье висит

В виде полного лунного диска.

И тоской разрываемо сердце стучит,

И из глаз разлетаются искры.

Он бредет налегке, он один в тишине,

Лапы веток нависли над холкой,

Он один в этой вечно незыблемой мгле,

Он вервольф, человек в теле волка.

Часть первая

Вервольф

Месяцем раньше.

Трое друзей с самого утра бродили по лесу, аккуратно ступая по влажной траве. И хотя они вымокли от утренней росы и сильно устали, охота не задалась. Ребята подстрелили всего две утки на троих. Друзья приняли решение остаться на ночь в лесу, а с утра продолжить охотиться. Идти с такой добычей, как у них, домой было стыдно.

Их городок находился на берегу красивой русской реки. Леса, расположенные в пойме, были в основном дубовые. Вся пойма кишела ериками, озерами и озерцами, так что мест для охоты и рыбалки было предостаточно. Расположившись на берегу речки, они разожгли костер и, доверив Олегу чистить дичь, занялись приготовлением ужина. Решено было сварить похлебку или то, что получится из того, что взяли. Самым запасливым оказался Олег, он прихватил из дома соль, перец и лавровый лист. Варево получалось хорошее, по крайней мере, запах, идущий от кастрюли, будоражил аппетит. Наконец все было приготовлено, и друзья расположились за импровизированным столом. Достали бутылку водки, неотъемлемый атрибут русского охотника, и стали ужинать. За едой, выпивкой и разговорами время пробежало незаметно, и теплая ночная тьма опустилась на лес. Стало тихо, лишь редкие шорохи мелких зверушек, шуршавших в ближайших кустах, иногда нарушали эту тишину. А значит, лес продолжал жить своей ночной, никому не заметной жизнью. Палатка уже была натянута, и, поговорив еще немного о том о сем, друзья улеглись спать. Непонятно от чего, но у Олега стало бурлить в животе. Это его сильно раздосадовало. У его товарищей было все в порядке, а он уже пару раз посещал кусты неподалеку. Наверное, его желудок был сильно удивлен супу из диких уток, и от его удивления Олег никак не мог заснуть. Он нервно курил, но появившееся ниоткуда чувство опасности еще больше расстроило его пищеварение.

— Чего тут опасаться? — мужчина понять не мог. Возможно, непривычная ночевка в лесу оказала на него такое странное действие. Он первый раз был на охоте, да еще ночью, поэтому все свои ощущения и списал на это. Друзья уже давно мирно посапывали в палатке. Еще бы, они прирожденные охотники со стажем! Но он, он впервые выбрался в лес поохотиться, а тут эта необычная пища, которая с трудом усваивается желудком.

Чертыхнувшись в который раз, Олег вновь побрел в кусты. Покряхтев немного, он уже собрался идти в палатку, но вдруг услышал низкий приглушенный рык. Этот рык заставил его замереть на месте, и сердце застучало, как у испуганного зайца.

— Что это, черт побери? Возможно, волк! — мелькнуло в голове.

Мужчина никогда раньше не слышал про то, что они водятся в их лесу. Олег присел на корточки и замер. Тишина. И тут сбоку раздался негромкий хруст ветки, и он увидел силуэт какого-то зверя, летевшего на него. Единственное, что он успел, это упасть на землю и покрепче к ней прижаться. Волк пролетел над ним, оттолкнувшись от его ноги своими когтистыми лапами. Мужчина взвыл от боли. Когти хищника, рванув по его ноге, наверное, оставили на ней приличную рану. Зверь не стал останавливаться и скрылся в глубине леса.

Олег поднял и, прихрамывая, побрел к палатке. Друзья, проснувшиеся от его крика, сонными глазами смотрели на него. Выслушав о том, что случилось, они были слегка удивлены и напуганы. Мужчины охотились в этом лесу не в первый раз, но на волков не натыкались. Ребята, как смогли, обработали рану, благо, аптечка у них была с собой. После этого, стрельнув несколько раз в воздух для острастки зверя, если он еще не удрал, они вновь улеглись спать. Странно, но у Олега пропало всяческое желание сходить в кустики. Желудок после такого приключения стал работать нормально, и вскоре мужчина тоже уснул.

На рассвете друзья предложили Олегу свернуть охоту и ехать в город, считая, что рану надо показать врачу. Но нога не болела, и, взглянув на царапину, которая почти затянулась, решили охотиться дальше. В этот раз мужчинам повезло больше, и уже через пару часов они, настреляв уток, отправились по домам. Рана, оставленная зверем на ноге Олега, зажила и его не тревожила, поэтому он очень быстро про нее забыл…

Глава 1

Он знал, что-то должно произойти в эту ночь, и чувствовал это каждой клеткой своего тела. Было абсолютно непонятно, откуда взялись эти неясные ощущения и что они значат. За три десятка прожитых лет Олег никогда не испытывал ничего подобного. Он даже не мог описать, что чувствует.

Все началось три дня назад, хотя что все, сказать было трудно. Это была непонятная тоска, которая накрывала его с головой и от которой хотелось волком выть, и какие-то внезапные судороги, пробегавшие по его телу. И еще сны, сны, в которых он бегал по лесу. Вроде бы ничего необычного в этом не было, ну сон как сон. Но нет, мужчина как бы осознавал себя во сне и в то же время казался себе чужим и незнакомым. И то, как он воспринимал окружающий мир, было необычным. Во-первых, сны были черно-белыми, но не это главное. Не видя себя самого, он чувствовал, что идет на четвереньках. При этом возникало ощущение, что это правильно, что так и должно быть, а от этого становилось страшно, и Олег просыпался в холодном поту. Он уже подумал, что умудрился летом схватить простуду, но не было ни насморка, ни кашля. Возможно, это могло быть симптомами другой болезни. Промелькнула мысль обратиться к врачу, но ведь у него ничего не болело, и мужчина отбросил ее, списав все на простую усталость. К тому же, летом работы было много, люди строили, делали ремонт, многие меняли электропроводку. А Олег работал электриком и от лишнего заработка не отказывался. Правда, временами он подумывал послать все к чертям собачьим и, взяв отпуск на основной работе, смотаться к родне на Черное море. Хотелось отдохнуть по-человечески. Но сегодня всю его усталость как рукой сняло, и только чувство чего-то нового, пугающего и манящего будоражило разум. Он как бы должен был что-то сделать, но никак не мог вспомнить что.

Часом раньше, когда Олег ужинал с Диной и мельком глянул в окно, его как будто парализовало от вида полной луны. Вдруг что-то накатило на него сразу изнутри и снаружи. Какие-то непонятные эмоции. Они засиделись с подругой в ближайшей кафешке до темноты. Девушка уходила в отпуск и должна была ехать к тетке в другой город. Это был ужин перед недолгой разлукой. Подруга уезжала всего на несколько дней и говорила, что Олег даже не успеет соскучиться. Мужчина почти не слушал ее милую болтовню, его бесили перепады настроения, и он не мог понять, что с ним происходит. Выйдя из кафе, Олег почувствовал, как заныла нога, пораненная на охоте.

Это произошло примерно с месяц назад, они с другом Максимом и еще одним знакомым выбрались поохотиться в местном лесу на уток. Олег не был большим фанатом охоты, но разрешение имел и оружие тоже. Точнее, он только недавно его получил, те же друзья его уговорили, чтобы вместе ходить на охоту. Он прикупил себе простенькую двустволку и отправился на свой охотничий дебют. Именно там с ним и произошел тот необычный случай. Когда ночью по нужде он отошел немного в сторону от палатки, на него выскочил какой-то зверь. Хищник задел его когтями и скрылся в чаше. Кто это был, он не разобрал. В лесу было темно, хоть глаз выколи. Рана на ноге почти зажила, и он про нее забыл, но сегодня ее жгло как огнем.

— Неужели какое-то запоздалое заражение? — подумал молодой человек.

Конечно, он мало что соображал в медицине и поэтому решил с утра, не откладывая, обратиться к врачу. Подхватить какое-нибудь бешенство ему совсем не хотелось.

Олег проводил Дину и неторопливо пошел домой. Летний воздух, раскаленный за день, вечером был свеж и прохладен. Лето в этом году было жаркое и сухое, как впрочем и прошлое. В последние годы летняя жара была какой-то невообразимой, прямо африканской, столбик термометра упрямо полз за сорок градусов. Поэтому получить удовольствие от тепла, а не изнывать от жары можно было только ночью. Теплая летняя ночь как нельзя лучше располагала к размышлениям. Олег задумался: а кто для него Дина?

Времена детской влюбленности прошли, уступив место рассудку.

Он познакомился с ней около полугода назад, совершенно случайно и обыденно. У Олега был вызов в её дом, у хозяйки были неполадки с электропроводкой. Дверь открыла молодая красивая женщина, и так получилось, что простой ремонт перерос в любовный роман. До этого случая Олег ее не знал, так как они жили в разных частях города. Хотя любил ли её Олег, он ответить не мог. Да, в тридцать лет начинаешь думать и чувствовать, больше полагаясь на рассудок, а не на эмоции. Дина, конечно, — прекрасная девушка, но того чувства любви, что бывает в восемнадцать или в двадцать лет, он не испытывал. От этого становилось немного грустно. Вспоминались времена бурной юности, когда ради любви он был готов совершать самые разные прекрасные глупости. Жаль, но то время прошло, и те бурные эмоции вместе с ним. Олег до сих пор не был женат. Сначала не женился, потому что считал, что еще не нагулялся, а после одиночество стало входить в привычку. Однако все его друзья уже имели детей, и он стал подумывать о женитьбе вполне серьезно. Дина ему нравилась, и не только внешне, но и характером. Олег решил, что, когда она приедет от тетки, он сделает ей предложение. Так, незаметно размышляя о том о сем, молодой человек подошел к своему дому. Остановившись, он вновь взглянул в небо, оно было необычно звездное, сияла красавица луна, круглая и яркая. Боль в ноге прошла, а вместо нее нахлынула какая-то эйфория со странной примесью тоски. Вот тут-то вновь появилось неясное будоражащее чувство, ожидание чего-то неизвестного. Олег прислушался к своим ощущениям, но понять их не смог, точнее, не смог найти этих слов в обычном человеческом языке. Такого раньше мужчина за собой не замечал. Олег зашел домой, он жил в небольшом домике почти на окраине городка.

Жил один, отец его погиб в Афганистане, матери не стало, когда он только вернулся из армии. Сначала Олег работал в городе, что был в получасе езды, на большом заводе. Вскоре это предприятие, как и многие другие, развалили и разворовали. Теперь приходилось выживать, работая в местной коммуналке. Зарплата, конечно, была нищенская, не то, что в городе, но давали возможность подрабатывать самим. Как известно, в маленьких городках деревенского типа одна из самых сложных задач — не спиться от однообразной рутины. С этой задачей Олег успешно справлялся. Однако поскольку большинство знакомых в отличие от него были большими любителями Бахуса, особой дружбы они не водили. И в свободное время Олег, набрав левых заказов, старался побольше заработать. Если вызовов не было, он мог не появляться на работе и калымить на стороне. Благо, профессия у него была востребованная — электрик.

Зайдя в кухню, Олег поставил чайник. Кухня была не большая, как, впрочем, и весь дом. Но все же три небольших комнаты и кухня — жилье вполне приличное. Вдобавок ко всему был свой огород, а это ой как неплохо. Летом нет необходимости покупать овощи и фрукты на рынке, где, как известно, цены очень кусачие. Чайник закипел, он не спеша налил чаю, выключил плиту. Вдруг ниоткуда накатила злость. Она часто посещала его в последнее время, но обычно это было мимолетное чувство. Сейчас же это была лютая ненависть, какой он никогда в себе не замечал. Олег задумался, нет, раньше это была не злость, а скорее обида. Такая же обида, как у большей части населения некогда могучей страны. Страны, ныне разодранной на части новоявленными царьками, старающимися урвать от неё кусок пожирнее. Теперь же это была именно злость на всех тех, кто ради своих амбиций развалил СССР. Кто умудрился поставить все с ног на голову. Кто, прикрываясь красивыми словами и ложью, втаптывал в грязь все хорошие достижения его страны. Той самой страны, что ныне погрязла в ложной демократии и коррупции. Где под свободой слова понималось то, что начальник может сказать тебе все что угодно, а ты при малейшем недовольстве вылетишь с работы как пробка. В стране, где рабочий человек стал на уровне бесправного раба. Где цены на все мировые, а зарплата как подаяние, гроши. При всем этом на всех углах кричат о свободе и независимости, кричат те, кто душит эту самую свободу. Пришло страшное время, когда с экранов телевизоров показывают воров, мошенников и им подобных. Их не просто показывают, а показывают богатыми и властными, как неких кинозвезд.

— Волки, — подумал Олег и тут же осекся, волками их называть не хотелось.

— Скорее шакалы, — он не заметил, как произнес это вслух.

Благо, Олег жил один, так что его никто не слышал.

Его мысли снова вернулись к слову волк, что-то понравилось в этом слове, в его звучании.

— Волки убивают, чтобы есть и жить, а не ради удовлетворения подлых и эгоистичных желаний своей душонки, — вновь вслух подумал он.

Да, если бы можно было что-то изменить, развязать своего рода партизанскую войну. И не просто так, а чтобы сделать хоть кого-то немного счастливее. Ему захотелось стать зверем, могучим и сильным. В голове пронесся запах леса, и какая-то непонятная дрожь пробежала по телу. На какую-то секунду он мысленно оказался в дремучем лесу, но видение длилось недолго.

— Неужели это галлюцинации, нужно все же посетить врача. Такие мысли до добра не доведут. А что если это, правда, бешенство от раны, оставленной зверем на охоте? — подумал Олег, и от этой мысли неприятно заныло в желудке.

— Да что это со мной?

Ощущения, которые его охватили, были совсем незнакомы и непонятны, но они быстро промелькнули и исчезли. Осталось чувство страха, казалось, что он сходит с ума.

— Волк, лес, зверь, — зачем-то прошептали его губы.

— Опять я о зверях, так и свихнуться недолго! — мелькнуло в голове.

И вдруг все эти ощущения прошли, он стал спокоен как удав и сильно захотел спать.

— Однако уже почти полночь, хватит думать обо всем этом, пора в постель, — взглянув на часы, подумал Олег, зевнул и пошел раздеваться.

Молодой человек не спеша снял одежду. На секунду задумался. Пора бросать коммуналку и постараться найти какую-нибудь работу в городе. Ведь с такой зарплатой, как у него, ни жениться, ни тем более заводить детей как-то неразумно.

Странно, но от тех мыслей, что у него были минуту назад, не осталось и следа. Откинув одеяло, он присел на кровать, и тут его взгляд случайно перенесся за окно, и…

Луна приковала его взор, и что-то помутилось в сознании. В мозгу ярко вспыхнула какая-то звезда, и весь мир ухнул куда-то в бездну. Некоторое время Олег ощущал себя текучим и пластичным. Так длилось несколько секунд, а затем он провалился в безликое полнейшее ничто. Сколько длилось пребывание в этом ничто, неизвестно, но вот мир начал возвращаться. Однако это был не тот мир, он не узнавал его. Ужас пронесся по всему телу холодной волной, но уже через несколько секунд сменился ледяным спокойствием. Возникло ощущение силы в каждой клеточке его тела. Странные звуки, а главное, запахи стали доноситься отовсюду. Странные, потому что они были почти осязаемые, каждый цвет, казалось, имел свой запах. Но так вышло, что самого цвета как такового и не было, мир стал черно-белым. Это открытие окатило его волной ужаса. А запахи и оттенки, пока еще не очень ясные, но становившиеся с каждым мигом все четче, доносились со всех сторон. Они пронизывали всю его сущность, пока не стали его частью, пока новой, необычной, но очень ему необходимой. Для чего, он не знал, но его внутреннее «Я» говорило ему, что так надо.

— Что это, неужели смерть, а если нет, то что? — промелькнула мысль в его распластанном сознании.

Резко развернувшись, Олег оказался лицом к зеркалу, и ужас вновь сковал его тело. На него смотрел зверь, огромный волк, и взгляд его леденил душу. На некоторое время Олега охватил дикий, животный страх, но уже через миг он сменился восторгом. Огромная сила играла в его мускулах, а взгляд сверкал зеленым огнем. Зверь повернул морду в сторону полной луны, взвыл леденящим душу воем и выбежал за дверь. Никто его не видел, и только соседская собака, испуганно заскулив, забилась в свою конуру.

Глава 2

В центре того же городка находилось самое обычное отделение милиции, где шло самое обычное рутинное дежурство.

— Алексей, ты от жары еще не загнулся? — раздался голос сержанта, и хлопнула дверь дежурки.

Комнатушка, в которой они находились, была небольшой, но уютно обставленной. Пара старых слегка поношенных кресел, привезенных кем-то из дома, стол и большой старинный и тяжеленный сейф. Его, конечно, давно было пора выкинуть, так как все серьезные документы хранились в другом помещении и другом сейфе, но руки не доходили. А точнее, он был такой тяжелый, что связываться с ним никто не хотел. Интерьер дополнял телевизор, купленный ребятами вскладчину. Какое-никакое, а занятие на то время, когда нет вызовов.

Зашедший молодой человек был в милицейской форме с погонами сержанта и держал в руках две бутылки пива. Вид у него был сонный и уставший. Ему было на вид лет двадцать−двадцать пять, он недавно демобилизовался из армии, а так как работы в городке было в обрез, устроился в милицию. Благо народ туда требовался постоянно, и предпочтение отдавали тем, кто служил в армии.

— Ну что, Серый, пиво принес? — спросил его напарник, старший лейтенант Алексей Котов, и лениво потянулся.

— Ну и жара. На, держи, — Сергей кинул бутылку старлею. — Все тихо?

— Да, вроде бы, или ты думал, кто-нибудь ограбит банк, чтобы ты не скучал, — засмеялся Алексей, или просто Алекс, как его звали друзья.

Алексею Котову было почти тридцать лет, в милицию он тоже пришел после армии и так тут и остался. К работе он уже привык, к счастью, в их городишке редко случались серьезные преступления. Не то чтобы совсем без них, но не часто.

— Слушай, а пиво выветрится до утра, как ты думаешь? — спросил Сергей, откупоривая бутылку холодного, покрытого инеем пива.

— Ничего, съедим по «Диролу», позаботимся о зубах, — улыбнулся Алекс.

В эту ночь, маясь от безделья и жары, Алексей Котов и его напарник несли дежурство в местном УВД. В их городке, хоть и небольшом, но тоже хватало бандитов, мошенников, рэкетиров и прочей шушеры. К счастью, все у них было давно поделено, и особого криминала они не допускали. А сегодня было вообще затишье, смена проходила на редкость спокойно. Старший лейтенант Котов и его напарник, сержант Лосев, были в дежурке одни. Водитель, который был с ними на смене, давно мирно спал в соседней комнатушке. Тишину в ментовке нарушали только ППСовцы. Они приводили несчастных подвыпивших, не давая бедолагам дойти до дома.

— Сколько времени, Алекс?

— Уже почти три, можно вздремнуть по очереди.

Однако вздремнуть ребятам не пришлось, зазвонил телефон.

— Алло, милиция, на шоссе возле леса шум, стрельба, — торопливо сказали в трубку.

— Принято, кто говорит? — спросил Алекс, хотя и не ждал ответа, народ не любит связываться с милицией. И точно, трубку сразу повесили, буркнув что-то невнятное.

— Да, поспали, — усмехнулся сержант.

Они разбудили шофера и двинулись к машине.

Видавший виды милицейский бобик, гремя всеми железяками, двинулся к окраине города. Тарантас у них был отменный, даже сирену не надо включать. Его грохот было слышно за версту. Ребята шутили, что этот драндулет распугает всех бандитов еще за километр. Подъехав к месту стрельбы, мужчины увидели, две машины скорой помощи. Значит, звонивший вызвал не только их, но и врачей. Неплохо было бы его найти, он мог знать гораздо больше, чем сказал по телефону. Только это все после, вначале нужно выяснить, что случилось.

— Ну, что тут? — спросил Алексей у подошедшего врача.

— Сами понять не можем, стрельба стрельбой, но у одних разорвано горло, у некоторых головы откушены совсем, мистика какая-то. Если честно, с таким я сталкиваюсь впервые. Животное, сделавшее это, не было голодным, возможно, что оно было бешеным. И еще, что очень странно, почему этот зверь не был убит? Ведь все погибшие были вооружены. Впрочем, выяснить, что да почему, — это уже ваша работа.

Да, зрелище было не для слабонервных. Восемь человек с разорванными глотками, на это было просто жутко смотреть. Алекс узнал в них дорожный рэкет, стригущий свою мзду с проезжающих по этой трассе машин. Все про них знали, но, как говорится, руки не доходили. А если честно, всем на это, по большому счету, было наплевать. И эти отморозки, ничуть никого не боясь, брали деньги со всех, с кого могли. Старлей подошел и, посветив фонариком, рассмотрел ближайшего из убитых. Разорванное горло и выпученные от страха глаза наводили ужас.

— Они–то, конечно, мразь, но кто же их так? — подумал Алекс и задумчиво почесал кончик носа.

Врачи пока отказывались от комментариев, говоря, что тут без экспертизы не обойтись. Это было понятно и без слов, случай для их краев из ряда вон выходящий. Хищников-людоедов здесь до этого не было. Кто-то сообщил, что видел удаляющийся на большой скорости фургон, как у дальнобойщиков. Больше ничего при осмотре найти не удалось, следов на жесткой, высохшей почве не разберешь. Зато предостаточно было растерзанных тел, но вот что они все означали, понять было нелегко. Ведь охотником Котов не был, да и, если честно, не очень-то разбирался в животном мире даже своего края. Поэтому старший лейтенант смотрел на это ошалевшим взглядом и угрюмо молчал. Никаких умных мыслей на этот счет у него не было.

— Что за чушь, — подумал Алексей, ещё раз осмотрев место происшествия и остановившись рядом с сержантом.

— Раз была большая машина, зверей могли выпускать из нее. Это значит, какой-то тип скормил банду рэкетиров хищникам. Но самое интересное, что бандиты не смогли убить никого из зверей. Хотя возможно, что этот человек увез их в своем фургоне, и это более вероятно. Что же получается, они остановили передвижной зверинец или цирк, бред какой-то. И все же нужно узнать, не приехало ли в город что-либо подобное. Честно говоря, версия нелепая. Конан Дойл со своей собакой Баскервилей отдыхает, — продолжал размышлять Котов.

Осмотрев все как можно внимательнее, Алексей с напарником вернулись в УВД. Смена уже закончилась, но, только заполнив все необходимые бумаги, мужчины отправились по домам отсыпаться после бессонной ночи. Благо, что начальство вызвали куда-то наверх, а то вряд ли бы им дали уйти домой.

На следующий день, как только Алекс вышел на работу, он сразу запросил заключение экспертов. Ему выдали документ, который вверг его в еще больший ступор. В принесенной бумаге говорилось, что все восемь человек были растерзаны одним и тем же зверем где-то около двух часов ночи. Котов зашел в кабинет, сел за стол и разложил перед собой все, что было по этому делу. Получалась полнейшая ерунда.

Восемь человек с тремя стволами автоматов и двумя пистолетами на двух машинах остановили фургон. Это то, что было ясно и вполне реально, но дальше шел полный бред. Что-то или кто-то из фуры, а может быть, из леса рядом выскочило, перегрызло им глотки и испарилось в неизвестном направлении. Это нечто по своим признакам напоминало огромного волка. Ко всему этому, они выпустили кучу патронов, но либо не попали, что очень странно, либо этот в фургоне увез убитое животное с собой. Следовало искать фургон. Если, конечно, хищник не из леса, но в этом случае это уже не его забота.

Именно поисками машины старлей и решил заняться в первую очередь. Это была единственная ниточка, которая могла дать дальнейшее направление расследования. В противном случае, он с чистой совестью передаст дело лесникам. Судя по следу колес, это был груженый КамАЗ. Алекс решил опросить ближайшие посты ГАИ. На первом посту перед местом происшествия фуру видели гаишники, но сказали, что КамАЗ ехал нормально, правил не нарушал, и его не останавливали.

— Скорее всего, спали, — подумал Алекс. — Вряд ли бы они не проверили, ведь это их хлеб с маслом.

С этими мыслями он поехал на следующий пост. Подъезжая, он задумался:

— Что если и тут ничего не заметили, это ведь была единственная ниточка, а если она оборвется?

Однако он ошибся, на этом посту было намного интереснее. Инспектор останавливал КамАЗ, водитель показался очень испуганным, он превышал скорость и не споря согласился на штраф. Водила сослался на то, что сильно устал и старался быстрее доехать до города, чтобы отдохнуть. Инспектор оказался молодой и бдительный и на всякий случай записал номер машины, теперь дело упрощалось. Искать фуру надо было в городе, не будет же здоровущий КамАЗ вести что-то в их захолустье. Зная марку и номер машины, ее нашли уже через час, а еще через час Алексей разговаривал с водителем. Испуганный водила сначала бормотал что-то невнятное, внезапно замолкал и вновь нес какую-то околесицу. Алексей попросил его записать то, что он видел. И тогда, кое-как собравшись с мыслями и взяв себя в руки, водитель написал примерно следующее.

Он ехал в город с грузом уже не в первый раз и прекрасно знал, что здесь, на въезде, придется платить рэкету. Понятное дело, что водители ничего не могли противопоставить этому беспределу. Несколько лет назад кто-то попытался взбунтоваться. В итоге бунтовщика избили, а машину сожгли. Поэтому шофер остановил сразу и приготовил деньги. Молодой здоровый парень подошел к кабине, он ругался, видимо, был не в духе и потребовал плату. От него за версту разило перегаром. Спорить и скандалить с ним водитель, разумеется, не собирался, прекрасно зная, что эти отморозки церемониться не будут. Но не успел он открыть дверь, как раздался злобный рык, и огромное массивное животное обрушилось на парня. Откуда взялся этот хищник, водитель и сам не мог понять. Раздалась стрельба, мат, крики боли и ужаса. Услышав это, дальнобойщик лег на пол кабины, замерев от страха. Бойня длилась не более пяти минут, затем крики и рычание смолкли. Мужчина полежал еще некоторое время и после аккуратно выглянул в окно. От того, что он увидел, ком подступил к горлу и мелкой дрожью задрожали руки. Ему пришлось, превозмогая страх, выйти и отодвинуть от передних колес парня, у которого голова висела на каких-то обрывках шеи. Другие убитые были не лучше. Некоторое время водила стоял, как парализованный, и боялся пошевелиться, а потом, поняв, что никого нет, пулей запрыгнул в кабину. Он завел КамАЗ и рванул как можно дальше от этого ужасного места. Из телефона-автомата мужчина позвонил в скорую и милицию и поехал дальше. Что за зверь, объяснить он не смог, может, волк, а точнее не разобрал, было темно. Водитель видел его, когда тот бросился на первого парня, и то мельком и в темноте. А после, когда он лежал на полу в машине, у него не было желания афишировать своё присутствие.

Показания шофёра мало что изменили, только отбросили версию о том, что животное было из фургона. Получалось, что этот хищник был из леса, а это только усложнило дело. Алексей угрюмо почесал затылок и закурил сигарету. Он прошелся по кабинету, пытаясь мысленно всё проанализировать: