adventure sf_history Олег Александрович Волков www.volkov-o-a.ru Цена власти.

Не совсем классические попаданцы. Ни какого «янки при дворе короля Артура». И ни какой переписанной истории.

Три студента, три закадычный друга, невероятным образом попадают в другой мир, на удивление похожем на Землю, но, всё же, не Земля.

В новом мире им предстоит выжить, повстречать племя первобытных людей, реконструировать невероятную историю мира, а так же стать настоящими первобытными охотниками. Один из них, Сергей Белкин, попытается пробиться к власти, чтобы ни много ни мало подтолкнуть прогресс человечества. Но в, конце концов, их ждёт потрясающая правда о самих себе и новые невероятно огромные возможности и перспективы.

Авторский сайт: «Библиотека реалистичного фантаста».

фантастика, приключение, альтернативная история, Волков Олег, реалистичный фантаст январь 2014 года, Череповец ru ru Олег Александрович Волков www.volkov-o-a.ru FictionBook Editor Release 2.6.6 12 January 2014 www.volkov-o-a.ru F02A3100-BCE7-4647-98FE-5E44689B7A00 2.0

1.0 — создание файла Волков Олег.

I-ая часть. «Каменный куб».

Глава 1. «Смена цели».

Сергей осторожно ведёт тяжелого боевого робота по панцирю векового ледника. Слева чернеет вытянутая туша космического корабля. Ну и громадина! И как только он умудрился сесть на эту богом забытую планету? Нужно как можно быстрей обойти его. Но! Осторожненько… Спешка, она ведь…

Под крестовидными ступнями тяжёлого робота древний лёд проседает, трескается, но всё же держит боевую машину. Не дай бог провалиться. Снаружи то ли раннее утро, то ли поздний вечер. Вместо солнечного света мутная синь. Из висящих над головой туч сыплется мелкий снег. Руки-манипуляторы боевого робота покрываются белым инеем. Видимость хуже некуда. Порывы ветра волнами носят вокруг кабины белые волны снежинок.

Что за местность? И кто только придумал её? В кружке радара на панели управления ни одной цели. Вокруг голые скалы и присыпанный снегом лёд. Да ещё космический корабль, будь он неладен. Встреча с противником будет неожиданной, резкой, как столкновение двух машин на огромной скорости.

Из вьюжного марева выступили прямоугольные раструбы кормовых дюз. Каким бы большим не был космический корабль, но и у него есть размеры. Сергей развернул боевого робота боком и пугливо выглянул из-за кромки исполинской дюзы.

Радар отозвался красной точкой. Наконец-то! Сергей улыбнулся. Боевой робот Андрея нахально стоит возле дальней дюзы. Давно стоит. Вьюга намела возле его ног снежные барханчики. Сергей разом открыл огонь из всех лазеров и бросил боевого робота вперёд под защиту скального выступа. С большого расстояния не попасть, если только случайно. Ну и ладно, главное сблизиться.

Сергей прижал робота спиной к скале, пусть остынет. Стрельба из всех орудий сжирает массу энергии. Датчик температуры реактора разом улетел в красную зону. Зато теперь столбик быстро ползёт вниз. Исчез красный цвет критического перегрева. От желтого почти ничего не осталось. Ещё немного, и…

Датчик ракетной атаки тревожно пискнул. Что за хрень? В ту же секунду многочисленные взрывы разнесли прекрасного боевого робота на куски. Квадратный торс исчез под ярко-жёлтыми кругами. Правая рука-манипулятор плюхнулась в снег. На мониторе компьютера вспыхнула зловещая надпись: «Игра окончена».

***

- Ну, Андрей! Чтоб тебя!

Сергей резко оттолкнулся от столешницы. Офисный стул на колёсиках со скрипом отъехал от стола.

- Не умеешь – не садись, – из соседней комнаты через распахнутую дверь долетел едкий комментарий Андрея.

Андрею, уверенному и немного нахальному студенту, мало кто может противостоять в компьютерных баталиях. И уж точно этим кто-то не может быть медленно соображающий Сергей.

- Конечно! – съязвил Сергей. – Понабрал кучу самонаводящихся ракет и радуешься: пронесло-о-о! А если бы не успел поймать меня в прицел? Что тогда?

Не дожидаясь ответа, Сергей подвёл итог:

- Я бы тебя порвал, как Тузик грелку. Зло и на мелкие кусочки.

- Если кабы, да кабы. Да во рту росли грибы… - Андрей, широко улыбаясь, зашёл в комнату.

- В ближайшие шесть тысяч лет я с тобой за одну компьютерную игру не сяду. Так и знай! – Сергей стукнул кулаком по узкому подлокотнику.

Сергей очень не любит проигрывать. Он предпочитает заранее всё просчитывать, взвешивать, планировать да так, чтобы поражение или неудачу исключить «по умолчанию». Либо не браться вообще. Но сегодня, на этот раз…

Самым настоящим компьютером с монитором на плоском системном блоке, с клавиатурой и «мышкой» на прямоугольном коврике очень мало кто может похвастаться. Импортная новинка едва прорвалась сквозь железный занавес. Так называемые персональные компьютеры только-только начали осваивать российский рынок. А уж сразу два компьютера! Да ещё соединённые в сеть! И как тут не поддаться на льстивые уговоры.

Семья Андрея самая упакованная. Папа, большой начальник, прилично зарабатывает и ездит по заграницам, откуда он и привёз буржуазное чудо вычислительной техники. А продвинутый сынок уже сам соединил умные машинки в простейшую локальную сеть. Друзья часто засиживаются у Андрея в гостях. Нет ничего приятней, чем погонять по виртуальным лабиринтам страшных монстров или столкнуть лбами космические империи.

Родители Сергея простые труженики. Отец и мать работают на металлургическом комбинате. На приличную одежду, коммунальные платежи и нормальное питание денег хватает, а на два персональных компьютера уже нет.

Большая гостиная с дорогой мебелью и большим ковром на стене погрузилась в приятный полумрак. Глухо треснул гром. По стёклам и металлическому подоконнику забарабанили крупные капли. На улице начался дождь.

- Ладно, не злись, со всеми бывает, - примирительно произнёс Андрей. – Пошли на кухню, перекусим. А то Ян что-то задерживается.

- Пошли, - охотно согласился Сергей.

Андрей неплохой кулинар. Или, как он сам себя называет, начинающий гурман. Но перекусить не получилось. В прихожей заверещал электронный соловей. Нетерпеливая рука без жалости теребит кнопку звонка.

- Иду! Иду! – Андрей поморщился, словно от зубной боли.

В прихожей щёлкнул замок, электронный соловей тут же смолк.

- Привет, Андрей! – из прихожей вылетел возглас Яна.

- Куда? Ботинки! – а это уже Андрей злится.

Возня и шуршание закончились парой мокрых шлепков.

- Привет, Сергей!

В гостиную, энергично потирая ладони, влетел сияющий от счастья Ян. Тёмно-зелёная куртка насквозь сырая. Стриженная голова блестит от влаги словно полированная. И когда только успел вымокнуть?

- Нашёл! Идём туда! Мы будем первыми!

Из уст Яна хлынул поток эмоциональных возгласов и логически несвязанных объяснений. Бегая по гостиной и задевая полами куртки стулья, Ян силился высказать всё и сразу. Но не получается.

- Стоп! – резко приказал Сергей, едва Ян умолк на секунду. - Давай всё сначала, по порядку и не спеша.

- И куртку сними! – в гостиную зашёл Андрей и присел в большое кожаное кресло возле телевизора.

- Но… - попытался было возразить Ян.

- Снимай! – ещё боле настойчиво потребовал Андрей.

Поход в прихожу и возвращение обратно благотворно сказались на способности Яна изъясняться внятно и связанно.

- В общем так, – Ян присел на низкий пуфик у шкафа. – Я предлагаю сменить маршрут.

- Зачем? – поинтересовался Андрей. – Мы обо всём договорились месяц назад.

Сергей молча кивнул. Вопрос вполне правомерный.

Три года назад Сергей, Ян и Андрей поступили в один и тот же университет, правда, на разные специальности. Продолжая семейную традицию, Андрей постигает премудрости экономики. Сергей учится на инженера-электрика. А вот Яна непонятным ветром занесло на исторический факультет. Такие разные по складу ума, характеру и темпераменту, они сошлись на почве общего увлечения экстремальным туризмом. Но не совсем обычного.

Было бы очень здорово карабкаться по отвесным скалам Анд или хотя бы Альп, или спускаться в утлых каноэ по горным речушкам в Гималаях. Очень неплохо с одним ножом пройти через джунгли Индокитая или Бирмы. Вообще отпад прожить целый год на затерянном в Тихом океане клочке суши с высоченными пальмами и непугаными обезьянами. Но… Подобные развлечения не по карману даже Андрею.

А ведь так хочется. Очень хочется чего-нибудь эдакого. Чтобы страх брал за горло. Чтобы кровь вскипала от прилива адреналина. Чтобы потом долго, долго травить байки о жизни на грани под завистливые взгляды друзей и восхищённые оханья подруг. Выход нашёлся: друзья взялись обследовать аномальные зоны.

На самом деле аномальных зон на Земле гораздо больше, чем кажется среднестатистическому телезрителю. Просто далеко не все из них попадают на страницы и экраны СМИ. Искать их специально, забираться в дебри сибирской тайги или в необследованные районы Тянь-Шаня, совсем не обязательно. Вполне достаточно с поллитровкой наперевес как следует расспросить местных жителей. Если водки не жалко, то пару-тройку аномальных зон вполне можно отыскать рядом с родным городом.

В июне, сдав последний экзамен и убрав зачётки поглубже в стол, друзья отправляются в большой поход. Маршрут выбирается долго и тщательно. Возможностей и направлений много, а летних каникул мало. Порой жаркие споры затягиваются далеко заполночь. Прийти к общему мнению каждый раз стоит больших трудов, кучи исписанных бумаг и много-много литров кофе.

Очередной аномальный район выбрали заранее. Чуть не прибили друг друга. Индога – небольшая лесная речка на северо-востоке от города. Вокруг неё местные жители насочиняли кучу легенд. Кто-то видел на её берегу странные следы. Другие много раз замечали в её тёмных водах цепочки огней. А один не совсем трезвый старичок клятвенно уверял, будто бы во время рыбалки к нему подошёл снежный человек и попросил закурить. И вот, буквально накануне выхода, заваливается мокрый Ян и сходу требует сменить маршрут.

- Ян! – Сергей строго посмотрел на друга, - У тебя должны быть веские, очень веские причины.

- Веские, веские, очень веские! – торопливо заверещал Ян. – Сегодня в «Ялте» (уютное городское кафе, где любят собираться археологи и те, кто считает себя таковым) я встретил старого знакомого. Он давно увлекается полевой археологией. Кучу лесов протоптал по всей нашей необъятной. Я заметил его за крайним столиком совершенно одного, но уже изрядно накаченного пивом. И знаете, что он мне рассказал?

Сергей и Андрей промолчали. Что там рассказал не совсем пьяный археолог совершенно не интересно. Половину города можно смело отнести к знакомым Яна. Среди такой прорвы народу встречаются весьма оригинальные личности. Никакого интереса не хватит, чтобы узнать о них всех. Провал театральной выходки ничуть не смутил Яна.

- Прошлой осенью на северо-востоке нашей области его поисковая группа нашла каменный куб! – Ян эмоционально взмахнул руками. – Такой… Небольшой кубик, метра полтора высотой, чистейшего белого цвета, монолитный, без сколов и трещин. Прошу заменить: я потратил личные средства, чтобы ещё больше накачать его пивом и вытянуть подробности.

- Ну… - Сергей демонстративно зевнул.

- Что ну! – взорвался Ян. – В том районе последний медведь от онанизма умер. За всё время существования археологии как науки там ничегошеньки не нашли.

- А чем ещё, кроме куба и несчастного медведя, знаменит тот район? – вяло поинтересовался Андрей.

- Стандартный набор паронормальных явлений тебя устроит? Плюс странные дороги из ниоткуда в никуда. Да и сам этот куб.

- И тебе не терпится нацарапать на нём свое имя? – уточнил Андрей.

- Да пойми те же вы! – в отчаянье Ян вскочил с пуфика и снова забегал по гостиной. – Там мы можем найти всё, что угодно. Начиная с неизвестной цивилизации и заканчивая базой пришельцев. К тому же, нужно торопиться. В начале августа туда отправится археологическая экспедиция.

- Хорошо, – Сергей перебил Яна. – А как быть с возможными обвинениями в плагиате?

- А здесь, – Ян хитро улыбнулся и снова присел на пуфик, - маленькая тонкость. Этот куб они заметили на обратном пути, но не более. Поисковики шибко спешили: подъели припасы, заросли густыми бородами и давно не видели женщин. Они его даже не сфотографировали. Юридически, без фоток и отчётов, они ничего не нашли. Мало ли что им там померещилось с голодухи?

- А как быть с походом на Индогу? – поинтересовался Сергей. – Ведь это тоже твоя идея.

- Да чёрт с ней! Индога была, есть и будет. И никто на неё не зарится, –заявил Ян. – Ну пошли туда. А! Я чую – там что-то есть.

- Хорошо, - согласился Сергей. – Давайте подумаем.

Насыщенный эмоциями спор до хрипоты, до драки, бушевал несколько часов. Андрей не спешил соглашаться, осторожничал с оценками и всё сомневался и сомневался в целесообразности. Сергей достал блокнот и разложил на столе замысловатый пасьянс из записей. В конце, концов чашу весов перевесил самый убойный аргумент Яна: куб – первое и пока единственное материальное воплощение чего-то паронормального.

В аномальных местах друзья часто сталкивались со странностями: пяточками леса с кривыми деревьями и жёлтой травой; ненормальной тишиной, которая буквально давила на уши; туманом по среди жаркого дня. Те же следы непонятных существ в топких местах. Но ничего более конкретного и весомого. А тут, впервые, нечто, что можно пощупать, обмерить, сфотографировать и отколупнуть образец на память.

- Чёрт с тобой! Договорились! – Сергей в раздражении бросил шариковую ручку на исписанные листы. – Идём к твоему кубу.

- Ура-а-а!!! – Ян вскочил с пуфика. – Вы не пожалеете! Нас ждут величайшие приключения! Сногсшибательные открытия! Вперёд! И только вперёд!

Ян, смешно задирая ноги, замаршировал на месте.

- Остынь, – урезонил Андрей. – Чтобы завтра в шесть, как штык, был на вокзале. И не вздумай опаздывать!

- Клянусь! – вскинув правую руку, торжественно пообещал Ян.

Глава 2. «Старик-обходчик».

Яркое Солнце неторопливо поднимается из-за крыш. Предстоящий день обещает быть безоблачным, жарким и пыльным. Но пока воздух по-ночному прохладен и свеж. В столь ранний час на вокзале полно народу. Через каждые пять минут от перрона отходят пригородные электрички. Нагруженные рюкзаками и неподъёмными сумками дачники спешат насладиться выходными. Целые семьи уезжают за город на личные клочки земли с маленькими садовыми домишками.

Сергей и Андрей удобно расположились на чугунной скамейке в длинной тени железнодорожного вокзала. Ян, как обычно, опаздывает. Рядом, возле ног, скачет стайка воробьёв. Птахи ловко подхватывают жаренные семечки и весело чирикают, когда Сергей или Андрей бросают им очередную горсть. Рассерженная ворона сидит на нижней ветке старого тополя и обиженно каркает. Ей тоже хочется жаренных семечек, но осторожная птица не решается спрыгнуть на покорёженный асфальт и разогнать шустрых воробьёв.

- А вот и он, - лениво заметил Андрей.

К остановке напротив подкатил старенький жёлтый автобус. Из распахнутых дверей, расталкивая сонных дачников, выпрыгнул Ян. Волоча за собой армейский вещмешок, вечно опаздывающий бегом подскочил к друзьям.

- Не принимаю никаких возражений! До отхода поезда осталось целых пять минут, – с ходу, отметая возможные нарекания, заявил Ян. – А что вы так улыбаетесь?

- Да нет, не пять, а тридцать пять, – объяснил Сергей.

- Как! – воскликнул Ян. – Ты же сам вчера, при мне, звонил на вокзал и сказал, что поезд ровно в шесть.

- Зато ты, в кой-то веки, пришёл вовремя, – закончил Андрей.

У пристыженного Яна от бессилия опустились руки. Зная о его привычке приходить впритык, друзья не редко таким вот образом наставляют его на путь истинный.

- Ладно. Хватит дискутировать, - Сергей поднялся со скамейки и поднял рюкзак. - Пошли. Купим чего-нибудь попить в дорогу.

- И то дело, - поднимаясь следом, охотно согласился Андрей.

Андрей бросил остатки семечек. Горсть осыпала самого шустрого воробья. Ворона наконец-то дождалась ухода людей и с победоносным карканьем спикировала прямо в гущу пирующей стаи. Но серые патриоты городских скверов и аллей просто так не сдаются. Воробьи, гурьбой прыгая вокруг вороны, ловко выхватывают самые жирные, самые аппетитные семечки прямо из-под клюва большой птицы.

В точно назначенное время натужно загудел тепловоз. С лязгом и грохотом состав тронулся с места. Сергей схватился на поручень. За вагонным окном с мутными подтёками дёрнулось здание вокзала и поплыло в сторону. Зелёные вагоны потянулись на встречу Солнцу. Замелькали головы провожающих.

Но тут, среди махающих руками людей, Сергей заметил троих мужчин. Среди всеобщего гвала и суматохи они выделяются молчаливой сосредоточенностью. Тот, что повыше, пристально смотрит прямо в глаза. Подняв правую руку, странный незнакомец пожелал счастливого пути. Серый рукав лёгкой куртки съехал вниз, на крепком запястье на миг мелькнул массивный тёмно-синий браслет. Но вот оконная рама скрыла странную троицу из вида. За толстым стеклом замелькали товарные вагоны. Через минуту поезд выехал за пределы вокзала.

Глаза… Глаза… Где-то он видел такие глаза. Сергей призадумался. В памяти всплыли картины школьного детства. Большой храм известного на севере России монастыря. На высокой стрельчатой стене огромная роспись «Тайная вечере» - последняя трапеза Иисуса Христа накануне мучительной казни. Канувший в лету художник удивительно ярко и точно передал бездонную мудрость и тревожную печаль во взгляде Спасителя.

Сергей присел на нижнюю полку. Кто же это был? Зрелый человек с глазами Христа – живой святой? Не-е-е, бред.

Ни Ян, ни Андрей странной троицы не заметили. Путь предстоит неблизкий. Ян по-своему предложил скоротать время и вытащил из кармана почти новую колоду карт. Поезд, мерно постукивая колёсами, увозит друзей на северо-восток области. Там, где глушь нетоптаных лесов и таинственный белый куб.

***

Поздно вечером, преодолев больше восьми сотен километров, поезд притормозил на маленьком полустаночке. Сергей спрыгнул с последней ступеньки вагона на скользкую щебёнку и поспешил спуститься с насыпи на узкую тропку. Не простояв и минуты, поезд шумно выдохнул, дёрнулся и, быстро набирая скорость, покатил дальше. Красные габаритные огни последнего вагона растаяли в дали. Друзей обступила тьма.

Постепенно глаза привыкли к темноте. Сергей с интересом оглянулся. Лесной пейзаж как будто выступил из-за чёрных занавесок. Высокие сосны вплотную подступают к железной дороге. На огромном небосводе блестят бесчисленные звёзды. Кажется, будто небесная сфера опирается на остроконечные вершины вековых сосен. А Луна. Какая сегодня яркая Луна. Тишина, гармония и порядок царят в ночном мире.

Вот она самая главная причина большой любви к туризму и путешествиям. Только в дали от городских фонарей можно увидеть такое прекрасное звёздное небо. Кажется, будто стоишь в величественном храме, где с бездонного потолка на тебя взирает сама вечность и её родная сестра бесконечность. Аномалии, экстрим – не более, чем приправа к основному блюду. Главное – первозданная природа, наполненная таинственными шорохами тишина и безграничное небо над головой.

- Что рты разинули, - последним с насыпи спустился Ян. – Пошли к старику обходчику. Бог даст, пустит переночевать.

- Куда идти? – Андрей вытащил из кармана фонарик-жужжалку.

Столь оригинальное название маленький фонарик получил за встроенную в рукоятку динамо-машину. Приходиться постоянно качать кисть, зато никаких батареек.

- Вон туда, – Ян ткнул пальцем. – С тропы не сходите. Дед зайчатинку обожает, понаставил капканов.

Едва заметная тропка тянется вдоль железной дороги и где-то впереди сворачивает в лес. Пройдя через лесозащитную полосу, друзья вышли на широкую прямоугольную поляну. Могучие сосны дикой ордой обступили отвоёванную человеком территорию. Но старый лес не думает сдаваться. Густой подлесок буйно разросся между исполинских пней. У дальней опушки приветливо светится маленькое окошко.

Аккуратная избушка окружена с четырёх сторон высоким непролазным тыном. Возле массивной калитки тихо брякнула цепь. Заслышав нежданных гостей, из миниатюрного сарая вылезла огромная туша. Мохнатый пёс неизвестной породы не спеша протопал к калитке и бухнулся на утоптанную землю. Блестящие в темноте глаза уставились на чужаков.

- Что дальше? – Сергей повернулся к Яну. – Будем прорываться с боем или так орать?

- Ну зачем же орать, - ответил Ян. – Пёс, конечно, грозный, но имеет одну ма-а-аленькую слабость.

Ян прошуршал в темноте и вытащил из вещмешка блестящий свёрток. Грозное выражение ветром слетело с мохнатой морды. Четырёхлапый сторож поднялся и завилял пушистым хвостом.

- От копчёного сала, - Ян развернул свёрток, - балдеет не хуже хохла. На! Держи!

Пахучий кусок шлёпнулся перед мохнатым сторожем. Пёс слизнул угощение и убрался в будку. Путь свободен.

- Хозяин! – Сергей громко постучал в дубовую дверь. – Пусти переночевать.

Изнутри послышались шаркающие шаги и раздался недовольный голос:

- А-а-а! Проститутка валютная! Опять за кусок сала продался!

Дверь распахнулась. На порог вышел совершенно седой, но всё ещё крепкий старик. Застиранная рубашка с широкими полами перехвачена простой верёвкой. Просторные штаны заправлены в низкие валенки. Дуло старинной берданки ткнулось в грудь.

- А вы кто такие? – с вызовом спросил старик.

- Не серчай на нас, дед Фёдор, - впёред протиснулся Ян. – Прошлой осенью у тебя археологи останавливались. Вот они и рассказали мне про твоего пса.

- Ахеологи говоришь? – старик призадумался. – Да. Были такие. А вы, того, тоже в земле копаетесь?

- Не совсем, - Сергей указательным пальцем отвёл чёрное дуло в сторону. – Мы просто любители шляться по лесу. С ружьём, пожалуйста, осторожней.

- Не боись, – старик опустил ружье. – Не заряжено. Ладно. Заходите, - дед отступил в сторону.

Но прежде, чем закрыть за нежданными гостями дверь, дед строго посмотрел на лохматого сторожа. Чувствуя недовольство хозяина, пёс, пятясь задом, спрятался в будке. Даром что большой и грозный.

Одиночество тяготит деда. До ближайшего посёлка километров сорок. Железнодорожный отшельник рад любым гостям. «Лихому люду поживиться у меня нечем, а от волков Тузик бережёт» – любит говаривать дед.

- Вы, это, проходите, садитесь, ужинать будем, - засуетился гостеприимный хозяин. – Меня тут все дедом Фёдором кличут. А вас как?

- Меня Ян, а вот этих балбесов Сергей и Андрей, - представился Ян.

Внутри маленькая избушка поражает чистотой и порядком. Большая русская печь с широкими полатями занимает добрую треть. В углу, под ликом Христа, дубовый застеленный белой клеёнкой стол. Зелёная занавеска огораживает кухонный угол и алюминиевый рукомойник над эмалированной раковиной. Длинное зеркало в деревянной раме и высокий шкаф довершают скромную обстановку.

На столе появилась незамысловатая еда: ржаной хлеб, самодельный квас и сваренная в мундире картошка. Из заначки дед вытащил пузатую бутыль мутного самогона. Не иначе железнодорожный отшельник держит в сарае самогонный аппарат. Но от спиртного друзья категорически отказались.

Чтобы не прослыть нахлебниками, Сергей вытащит из рюкзака собранный специально для этой встречи пакет. Ужин разнообразили мясной паштет, копчёная колбаса, сыр и, страсть самого деда, большая плитка горького шоколада.

Наконец Сергей сдвинул пустую тарелку в сторону и расслабил брючной ремень. Самое время пожалеть глупых горожан. Сваренную в чистейшей деревенской воде картошку не заменит никакой ресторанный шик с привкусом хлорки из городского водопровода. Ну а квас из ржаного хлеба не сыскать ни в одном даже самом дорогом ресторане.

Сергей, положив перед собой толстый блокнот в кожаном переплёте и шариковую ручку, обратился к хозяину:

- Дед Фёдор, можно вас расспросить кое о чём?

- Про дела местные? – прищурился дед. – Ну слушайте, коли дело есть.

Дед Фёдор опрокинул гранёный стакан самогонки и пустился в пространственное повествование.

- Места здесь, ребятки, глуше некуда. Когда взялись богатства севера пользовать вот и проложили лет двадцать назад ету железную дорогу. А до етого здесь и советской власти не было. Так себе: тайга – закон, медведь – прокурор, а уж волчья стая за присяжных была.

Дед говорил много и весьма охотно. В прошлом профессиональный охотник, исходил здешние края вдоль и поперёк. Медведя бил, кабана, лисицу. Только когда годы напомнили о себе ломотой в простуженных ногах, ушёл на покой. Устроился обходчиком. Железную дорогу в то время как раз построили. За сорок с лишним лет насмотрелся в местных лесах всякого. Рассказал и о таинственных дорогах.

- Есть здесь такие. Сам часто по ним хаживал. Только через чур хитрые они. Шириной метра два, не более. Вместо камней или бетона какого вкопанные в землю круглые такие пирамидки. Верхушка у них нарочно срезана. И вкопаны пирамидки по самый ровень. Буйна трава меж етих тупых концов растёт. Можно в метре мимо такой дороги пройти и не заметить вовсе. Ну а уж с верлёта или самолёта ни в жизнь не углядеть.

Помянул дед о редких деревнях раскольников. Ещё при Петре Великом бежал сюда народ от тягот царских. Ни озёр, ни рек, сплошная тайга на сотни километров. Иди, свищи. Да не все покой находили. Много по здешним краям страшных легенд ходит. Целые деревни уходили на поиски лучшей жизни, да так никто и не возвращался.

Сергей старательно записывает рассказы старика, лишь изредка перебивая и задавая уточняющие вопросы:

- О деревне Пакино, будьте добры, подробней. Вы сказали, что местные жители какие-то странные. А в чём именно заключаются эти странности?

- Да как сказать, – старик призадумался. – Все они какие-то не такие: говорят чудно, с медведями хороводы водят. Ни електичества, ни дорог путных до них нетути. Радио и того нет.

Как-то разок принёс я им зисторный приёмник на батарейках. Мне его начальник один за медвежью шкуру отдал. Дай, думаю, людям пользу учиню, связь с внешним миром налажу. Да только включил я его… такое началось! Бабы детишек хвать и с воем на улицу. Мужики как повскакали, двумя пальцами закрестилися. А староста ихней ка-а-ак хрястнет по приёмнику кочергой, только зисторы в стороны полетели. Меня из деревни вон. Еле ноги унёс. С тех пор за версту ету Пакину обхожу. Народ там страсть тёмный.

***

Между тем Яну наскучило слушать болтовню подвыпившего деда. Старательно записывать услышанное, наводящими вопросами направлять поток воспоминаний старого обходчика в нужное русло, по крупицам собирать информацию – пусть Сергей занимается. Ему и шариковую ручку в руки. От нечего делать Ян облокотился на стол и принялся шарить глазами по комнате.

Ничего интересного. Даже для музея древнерусского быта ничего не сыскать. Дед хоть и живёт на задворках цивилизации, но не в прошлом веке. Как вдруг в щели между бревенчатой стеной и русской печкой загорелись два зелёных огонька. Ян вылупил глаза. Что за чертовщина?

А! Ну да, Ян чуть не рассмеялся во всё горло. На самом деле перед ним узкое зеркало, а таинственные огоньки у него за спиной. Интересно даже.