ЦИРЦЕЯ. ПРАВИЛА ИГРЫ.

ГОСТЬ-ПЛЕННИК

Человек есть нечто, что должно превзойти.

Фридрих Ницше «Так говорил Заратустра».

Давайте представим себе больного в состоянии острого психоза с галлюцинациями и бредом. Таких любят показывать в кино и описывать в книгах, а наиболее везучие из нас наблюдали их воочию, например, во время приступа белой горячки. Картина мира такого человека состоит из порожденных его больным сознанием существ и декораций, а ее бредовая интерпретация еще больше усугубляет дело. В результате человек настолько дезориентируется, что без посторонней помощи легко может причинить непоправимый вред себе и другим. Поэтому людей в таком состоянии принудительно отправляют в соответствующие больницы, где их держат привязанными к кроватям до тех пор, пока их действительность не обретет достаточно адекватный характер для того, чтобы их можно было отвязать.

Представили? Тогда подумайте, чем мы, «нормальные» люди отличаемся от таких больных? Но прежде, чем приступить к ответу на данный вопрос, попробуйте немного поиграть в осознание происходящего. Для этого удерживайте сколько получится свое внимание на ваших ощущениях в теле, эмоциях, действиях и происходящем вокруг в режиме реального времени-пространства, не давая мыслям убегать в прошлое, будущее или в какое-либо другое место. Как только вы поймаете себя на том, что либо что-то вспоминаете, либо воображаете, либо мысли отправились вслед за какой-то ассоциацией, вы «моргнули», и игра закончена. Насколько вас хватило? Наверняка на несколько секунд. Максимум, на минуту-другую. Если вы считаете, что смогли продержаться дольше, вы либо Будда, либо обманщик, врущий самому себе. А так как Будда вряд ли будет это читать…

Короче говоря, эта игра позволяет понять тем, кто еще этого не знает, что наше сознание только изредка выныривает в текущий момент, а все остальное время блуждает в своих грезах. И если бы мы действительно управлялись этим сомнамбулическим «разумом», мы бы вымерли, как вид миллионы лет назад. Но мы не только живы, а доминируем на этой планете потому, что, являясь продуктом нескольких миллиардов лет эволюции, мы кроме «разума» имеем все конструктивно необходимые программы для управления нашим телом и поведением.

Большинство управляющих нами процессов мы даже не осознаем. Так мы не замечаем происходящие в наших органах и клетках процессы. Идя по улице, мы не осознаем то множество корректирующих положение нашего тела процессов, которые поддерживают нас в вертикальном положении. И так далее.

Ряд других процессов, связанных в основном с нашим поведением мы осознаем, но не контролируем. Если не верите, попытайтесь в разгар гнева почувствовать спокойствие. Или перестать делать то, что вам мешает жить, но отчего вы не можете отказаться. Другими словами, мы реагируем на происходящее на уровне инстинктов-рефлексов, или управляющих нами программ, которые в большинстве своем прописываются в нашем психическом аппарате в раннем детстве. То есть мы практически ничем не отличаемся от собаки Павлова с трубкой в желудке.

Но это еще только малая часть айсберга нашей души в смысле психических процессов. Как вы наверняка уже знаете, так называемая реальность, в которой мы живем, является неким интерфейсом, который наша психика создает на основе получаемых от органов чувств сигналов. Главным отличием этого интерфейса нормального и больного человека является лишь степень его соответствия общей для большинства реальности, которая носит весьма искаженный и фрагментарный характер. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на «неподвижные» стрелки часов или в небо, по которому солнце «движется» с востока на запад. Поэтому Коржибски и написал полюбившуюся создателям НЛП фразу о том, что «карта» не является «территорией».

Причина этого искажения кроется в наших конструктивных особенностях. В частности в слабости органов чувств и низком трафике сознающей части психического аппарата. В результате в качестве компенсации наше устройство заставляет нас довоображевывать недостающие детали картины мира, не подозревая о том, что наша реальность всегда является в какой-то степени плодом нашего воображения, то есть, галлюцинацией.

С интерпретацией этой картины тоже далеко не все обстоит гладко, так как наше программное обеспечение, мягко говоря, хромает в силу, как минимум, двух причин:

1. Львиная доля действительно управляющих нами программ работает в автоматическом режиме, и большинство людей «разумных» используют так называемый «разум» или осознаваемую часть психики, главным представителем которой является «болтун» в голове, чью болтовню мы имеем несчастье наблюдать 24 часа в сутки, лишь для коммуникаций и более или менее правдоподобных объяснений наших поступков и описания декораций и действий окружающих.

2. Наше мировоззрение лишь частично основано на проверенных и соответствующих действительности фактах и правилах поведения. Эти правила автоматически устанавливаются в нашей психике пакетами без предварительной оценки их качества и пригодности, в результате большинство из них либо попросту высосаны из пальца, либо «протухли» еще несколько веков назад.

Не удивительно, что, выйдя, например, за хлебом в булочную, мы можем оказаться в глубокой жопе, а успех и счастье мы находим чаще всего благодаря случаю и вопреки нашим действиям.

Отсюда следует, что основным режимом функционирования нашего сознания является автоматический режим, который мистики называют сном, так как от обычного ночного сна сон-бодрствование принципиально отличается лишь режимом сериала (связывающая в единое целое периоды бодрствования последовательность событий) и ограничением наших возможностей (в режиме бодрствования мы не можем летать, дышать под водой и так далее).

Если бы «матрица» не давала сбой, сон-бодрствование был бы единственным режимом нашего существования, но боги периодически подсовывают нам ситуации, в которых невозможно действовать в этом режиме, заставляя нас становиться чуть более пробужденными. Большинство воспринимает это, как проклятие и старается как можно быстрее вернуться в глубокий сон, но есть и те, кто способен разглядеть в пробуждениях шанс принципиально изменить свою жизнь в лучшую сторону, перейдя на иной уровень работы сознания.

Нередко, правда, «пробуждения» являются сюжетами сна, и люди продолжают крепко спать, думая во сне, что они проснулись и действуют наяву.

В зависимости от характера пробуждающих ситуаций и наших психофизиологических особенностей пробуждение может быть настолько стремительным, что человека буквально выбрасывает из сна, а иногда оно происходит до того медленно, что мы практически не замечаем движение в сторону поверхности из глубин сна.

Мое послужившее в последствии причиной возникновения дзен-терроризма и увлечения психологией пробуждение было медленным. В начале 90-х я увлекся экстрасенсорикой, гипнозом и «медитацией» (тогда я понятия не имел, что это такое). К счастью, мой случай был не настолько тяжелым, чтобы относиться серьезно к «Диагностике кармы» и прочей подобной «литературе», поэтому Лазарева мы читали исключительно по накурке с целью поржать. Правда, судьба ненадолго занесла меня в христианство, и в возрасте двадцати с копейками лет я крестился, но вскоре, разочаровавшись в религиях для масс, отлучил от себя церковь.

Благодаря книгам Ошо я загорелся идеей просветления и начал «духовно развиваться», кидаясь от одной практики к другой и поглощая в неимоверных количествах Рерихов, Блавацкую, Шюре и прочий «духовный» хлам. Свои «духовно-эзотерические» потуги я называл дзеном, так как был покорен красотой очищенного Ошо от примеси буддизма дзена.

Постепенно страдание духовной херней начало обретать осмысленный характер и к 2004 году я созрел для того, чтобы как-то сформулировать свое миропонимание, которое тогда по большей части носило интуитивный характер. Результатом этой попытки стал «Дневник дзен-террориста».

К тому времени я уже понимал, что неправильно называть свой поиск преобразования сознания дзеном или иным относящимся к какой-либо традиции термином, как минимум, по трем причинам:

1. Я не принадлежал и не принадлежу ни одной традиции, что делает употребление «традиционной» терминологии некорректным.

2. Кроме сущностного понимания традиции есть еще и формальное, в результате тот же дзен - не только определенное состояние сознания и способы его достижения, но еще и одно из направлений буддизма, которое бла-бла-бла.

3. Как говорит М Е Литвак, нужно не следовать за кем-то, а создавать свое, тогда никто не сможет упрекнуть тебя в том, что ты делаешь что-то не так. Так, например, попытайся я сварить уху, любой дурак, попробовав ее, мог бы сказать, что это не уха, а черт знает что. Но никто не сможет сказать что-то подобное, свари я рыбный суп по-михайловски.

Мое все еще гипервозбужденное сознание требовало мгновенного результата, для которого нужно было не разбить, а буквально разнести в дребезги все те «старые скрижали», которыми была набита моя голова, в результате «дзен» превратился в дзен-терроризм, как поиск способа разнести свой ум. Тогда я не знал, что это название «застолблено» одной музыкальной группой, а когда узнал о ее существовании, менять его на что-либо другое было уже поздно. Или лень, что сейчас уже не имеет значения.

Мое активно-эзотерическое «прошлое» оказалось отличной прививкой от эзотерического бреда, и к описываемому времени у меня уже был развит стойкий рвотный рефлекс на провозглашаемые всевозможными гуру, теософами и колдунами «Истины». Поэтому, формулируя свое миропонимание, я решил по возможности воздержаться от заезженной до потери последних остатков смысла эзотерической терминологии.

В результате всего этого на свет появилась принудительная психофизиологическая игра «Цирцея», названная в честь дочери бога Гелиоса и Океаниды Персы, известной еще под именем Кирка. Цирцея - богиня луны и представительница чародейства. Одно время она жила на острове Ээе, куда судьба занесла Одиссея. Тогда она превратила в свиней отправленных на разведку его спутников. Отправившийся их спасать Одиссей справился с ее чарами с помощью подаренного ему Гермесом растения. Признав в Одиссее героя, она вернула его друзьям человеческий облик и предложила ему свою любовь. В результате они прожили на острове в любви и согласии год, после чего по настоянию товарищей Одиссей отправился дальше в поисках дороги домой.

Цирцея спасла им жизнь, посоветовав Одиссею прогуляться в царство Аида и узнать у прорицателя Тирезия о предстоящих ему испытаниях. Тот рассказал Одиссею об опасностях, которые ожидают его у острова Сирен, в проливе, где обитают Скилла и Харибда, и на острове Тринакрии, в результате Одиссей смог выйти живым из этих передряг.