ТРИНАДЦАТЬ ИСТОРИЙ О ШИРОЧКЕ

ШИРОЧКА

Давно ли, недавно ли, далеко ли, близко ли жила-была девочка Широчка. Была она маленькой, худенькой и разговаривала нараспев. Жила с мамой, которая постоянно болела, а помогало маме только специальное бабушкино лекарство из маковой росы. За этим лекарством и послала мама Широчку к бабушке, а чтобы задобрить старушку, она испекла для той много-много вкусных пирожков.

Дорога к бабушке проходила через лес.

Идет Широчка по лесу, напевает песенку хриплым прокуренным голоском, по сторонам смотрит. В лесу столько всего интересного! Травка-муравка, цветочки, бабочки, птички поют… Всего и не перечислишь. Хорошо в лесу теплым летним утром! Идет себе Широчка, ни о чем не думает, кому думается в такую погоду? Вдруг выскакивает из леса страшный серый волк, и прямо на Широчку. Чуть с ног ее не сбил. Пролетел мимо и скрылся в кустах. Широчка от страха тоже нырнула в кусты. Сидит, зубами стучит, глаза закрыла - сильно напугал ее волк. А из леса тем временем выбежало много-много, больше десяти, мальчиков и девочек. Все в черных сандаликах, белых носочках, черных коротких штанишках и белых рубашках. На шеях красные косынки повязаны, в руках рогатки. Обступили кусты.

- Он там! Он там! - кричат, рогатками размахивают.

Из леса вышел еще один мальчик, чуть постарше других. Тоже в черных сандалиях, белых носочках, черных коротких штанишках, белой рубашечке. На шее - такая же красная косынка, а в руке рогатка. На груди - значок в виде красной пятиконечной звезды с изображением лысого дяденьки с бородой.

- Отряд стройся! - крикнул он командирским голосом.

Дети построились в одну шеренгу.

- Без команды не стрелять! Отряд! К борьбе с пережитком империализма будь готов!

- Всегда готов! - ответили хором дети и сделали странный жест рукой, как будто хотели почесать себе лоб.

- Отряд, целься!

Все направили рогатки в кусты, где сидела Широчка.

- Не надо, не стреляйте, - взмолилась Широчка. - Я не порождение империализма, я за лекарством для мамы иду.

- А как тебя зовут, девочка? - спросил мальчик со значком.

- Широчка, - ответила Широчка и заплакала.

- Не плачь, Широчка, - сказал ей мальчик со значком, - мы - пионеры, а пионеры не обижают маленьких девочек.

- Так вы пионеры? - спросила Широчка, успокаиваясь.

- Я - Паша Раскумаркин, - ответил мальчик со значком, - а это - мой пионерский отряд, - и они снова сделали знак ручкой.

- А что это вы руками делаете? – спросила, окончательно осмелев, Широчка.

- Это - наш пионерский салют, - гордо ответил Паша.

- А зачем? - спросила Широчка.

- Давай я тебе лучше волшебный лес покажу, - предложил вместо ответа Паша.

- А ты можешь? - с сомнением в голосе спросила Широчка.

- Ты мне не веришь? - возмутился Паша.

- Честно говоря, не очень, - призналась Широчка.

- И напрасно, - обиделся Паша, - пионер никогда не врет.

- Никогда-никогда? - удивилась Широчка.

- Никогда-никогда, - ответили пионеры и сделали салют.

- На, съешь волшебное печенье, - сказал паша и протянул Широчке маленькое печенье.

- А ты? Я не могу одна.

Паша достал еще печенье и положил себе в рот.

- Странный вкус у вашего печенья.

- Это вкус волшебства.

- И что теперь?

- А теперь ты должна вместе с нами спеть волшебную песенку, и волшебство начнется.

Паша взмахнул рукой, и пионеры запели.

- … Клич пионера – «Всегда будь готов!» - подпевала Широчка, а сама думала: «Странное волшебство у этих пионеров».

Едва они допели песенку в седьмой раз, как лес действительно стал волшебным. Все вокруг стало ярким, загадочным, странным. В воздухе завитала магия. Широчке вдруг ни с того ни с сего захотелось смеяться.

- А что это у вас на шеях? - спросила она пионеров.

- Это - красные галстуки - символ пионеров, - ответил Паша.

- А почему они красные?

- Хочешь, я сделаю тебе приятно? - спросил вместо ответа Паша.

- Мне уже приятно, ответила сквозь смех Широчка.

- Тебе кайфово. Приятно это другое и даже лучше.

- Тогда сделай.

- Только тебе для этого придется снять трусики.

- Я согласна, - сказала Широчка и начала снимать трусики.

Но не успела она снять трусики, как Паша стал вдруг серьезным, лег на травку, где стоял и пустил струйку слюны изо рта.

- Что это с ним? - спросила Широчка пионеров.

- Это злой дядька Осип пришел, - ответили пионеры.

- А говорил, что не врет, сказала обиженно Широчка, надела трусики и пошла дальше.

Шла она так, шла, и вышла на лесную полянку. Вот здесь я и отдохну, решила Широчка. Только она достала пирожок, как слышит, из кустов говорит кто-то ей жалобно:

- Девочка-девочка, дай пирожок. Христом-богом молю.

- Кто здесь! - вскрикнула испуганно Широчка.

- Не бойся меня, - сказал волк, выходя из кустов, - пожалей старого. Три дня ничегошеньки во рту не держал.

Посмотрела Широчка на волка и говорит:

- И вправду ты нестрашный. А хвост у тебя так даже смешной.

- Это не хвост, - смутился волк, но в лес не убежал.

- Присаживайся. Будем вместе обедать.

- Спасибо тебе, добрая девочка.

- Зови меня Широчкой.

- Спасибо тебе, добрая Широчка.

- А почему ты - гидра империализма? - спросила вдруг Широчка.

- Да какая я гидра. Старый, больной человек. Пережиток, одним словом.

- А разве волки - это люди? - с сомнением спросила Широчка.

- Ну хорошо, старый больной волк. Решил я на свою голову ревматизм полечить, по маковой росе покататься, да забрел с дуру на делянку пионерскую. Помял им мак маленько. Так они меня за это объявили порождением империализма, и дали пионерскую клятву искоренить любой ценой. Знаешь, почему у них на шее красные тряпки.

- Они сказали, что это - галстуки.

- Галстуки. А почему они красные?

- Не знаю.

- Это - символ макового цветка. У них все красное: галстук красный, звездочка красная, знамя красное, дедушка, и тот красный. Дедушка, кстати, красные грибочки в белую крапинку любил.

- Ну а Красную Шапочку зачем ты съел?

- Не ел я никакую шапочку! Даже конфеты. Они тут с бабулькой незаконно пушниной промышляли, а меня, так сказать, издержками производства подкармливали. Когда же в лесу запахло жареным, решили они меня убрать, как лишнего свидетеля, наняли киллеров, по-вашему, браконьеров, а слух распустили для успокоения общественности. Все равно меня никто слушать не станет. Да ты посмотри на меня. Куда мне старушатиной давиться? У меня от нее несварение будет. Стар я, а тут еще нервы ни к черту. Стыдно сказать, темноты стал бояться.

Волк вытер непритворную слезу.

- Бедный ты бедный, - сказала ласково Широчка, и погладила боязливо волка по голове.

- Спасибо тебе, добрая девочка. Как бы мне хотелось сделать что-нибудь для тебя.

- Мне пионер Паша хотел сделать что-то приятное, но к нему пришел какой-то Осип, и он уснул.

- Не говори мне о нем! - вскричал гневно волк. - Совсем от них житья нет!

- Хорошо, больше не буду.

- А ты хочешь, чтобы тебе сделали приятное?

- Хочу, - просто ответила Широчка.

- А можно мне сделать тебе приятное?

- Только не убегай. Хорошо?

- Не буду.

Но не успела Широчка снять трусики, как кто-то совсем близко протрубил в охотничий рожок.

- Это - охотники! - крикнул волк и скрылся в лесу.

- И этот такой же, - грустно сказала себе Широчка, надевая трусики.

Тем временем из леса вышли два здоровых мужика в охотничьих куртках. В руках у них были здоровенные ружья.

- Где он? - грозно спросил первый охотник.

- Кто? - переспросила Широчка, глядя на охотников честными детскими глазами.

- Ты сама знаешь, кто.

- Вы говорите, как дяди и тети из маминого сериала.

- Не понял? – удивился охотник.

- Задаете дурацкие вопросы вместо того, чтобы прямо спросить, что вас интересует.

- Где волк? Ты его видела?

- Волк?

- Мы знаем, что он был здесь.

- Была здесь какая-то собачка.

- Собачка?! Да ты знаешь, что эта собачка сделала с Красной Шапочкой и ее бабушкой?

- Не а.

- Покажи, - сказал первый охотник второму.

- Вот, смотри, - сказал тот и протянул Широчке конверт с фотографиями.

- А кто эти дяди и тети? - спросила Широчка.

- Что? – не понял второй охотник.

- Кто они?

- Что ты ей дал? – строго спросил первый охотник.

- Да я что… - смутился второй охотник.

- Вы бы не ссорились, а сделали мне приятное. А то все обещают, а никто не делает,- миролюбиво сказала Широчка.

- Тебе? - удивились охотники.

- Не хотите?

- Конечно, хотим.

- Тогда я сниму трусики, только вы не убегайте.

- А с чего б это нам убегать? – немного обиделись охотники.

Только Широчка сняла трусики, как в лесу послышалась пьяная песня.

- Это - егеря! Бежим! - с этими словами охотники скрылись в лесу.

- Чего это они все сегодня? - спросила сама себя Широчка, надевая трусики.

- А ну руки! - сказал кто-то вдруг из кустов.

- Что руки?

- Подними руки!

- Пожалуйста, - сказала Широчка, поднимая руки.

- Стой спокойно, и никто не пострадает.

- Стою.

- Без глупостей, мы выходим.

- Это хорошо, что вы выходите без глупостей, - согласилась Широчка.

Из кустов вышли, шатаясь и поддерживая друг друга, трое мужчин в камуфляжной форме и с автоматами в руках.

- Где они? - крикнул Широчке прямо в ухо мужик с самым большим животом. Наверно, старший.

- Кто они?

- Ты нам не тут! Нам с тобой не туда! Ты нам зубы не строй! Отвечай, куда тебе говорят!

- Я отвечу, куда хотите, только не надо так орать, - взмолилась Широчка.

- Где охотники?

- За собачкой пошли.

- Куда?

- Туда, - Широчка махнула рукой в первую попавшуюся ей сторону.

- Сколько их было?

- Двое.

- Оружие?

- Ружья.

- Петро, за мной, а ты, Никола, оформи здесь все, чтобы комар жопу не проточил.

- Так, - сказал Никола, когда они остались с Широчкой одни, - фамилия?

- Что?

- Фамилия… Ну, как тебя зовут?

- Широчка.

- А где ты живешь?

- В деревне за лесом.

- А в лес погулять зашла?

- Меня мама послала к бабушке за лекарством.

- Вместе с охотниками?