ПРО СЕКС И КОЕ-ЧТО ЕЩЕ

СЕКС

ВСТУПЛЕНИЕ

Когда-то давно на Земле секса не было вообще. В том далеком «Советском Союзе» обитали нераздельнополые существа, которые копировали себя путем деления или почкования. Какие-либо изменения у них происходили лишь за счет сбоя в процессе копирования, что заметно снижало их способность приспосабливаться к изменениям окружающей среды. Затем появились существа раздельнополые, и на Земле воцарился секс. Миллиарды лет он служил исключительно средством для продолжения рода, но потом появились высшие животные (приматы и некоторые морские млекопитающие), которые начали заниматься сексом ради удовольствия. Нам с вами посчастливилось быть приматами, то есть, теми самыми высшими животными. А ведь если бы мы эволюционировали из рыб, нам бы, скорее всего, пришлось метать сперму над отложенной икрой, что лишило бы нас не только радостей секса, но и возможности производить продукцию эротического и порнографического содержания. В частности, я не смог бы написать эту книгу.

Несмотря на то, что сексом вроде бы занимаются все раздельнополые существа, секс, как таковой доступен лишь немногим. Основная масса людей совершает нелепые телодвижения или использует его в качестве средства для ублажения чувства собственной важности, тогда как истинный секс – это источник не только наивысшего наслаждения, но и всестороннего саморазвития человека. О таком, как прийти к такому сексу, и пойдет речь в этой книге.

УРОВНИ СЕКСА

Прежде, чем перейти к сексу, как таковому, давайте коротко остановимся на досексуальных уровнях спаривания. Их 3: уровень зомби, уровень карликов и животно-растительный уровень. Несмотря на многие принципиальные различия, эти уровни объединяет то, что занимающиеся досексуальным спариванием люди поступают с сексом подобно герою истории о принце и нищем, который колол орехи государственной печатью. Занимаясь, как им кажется, сексом, они занимаются чем угодно, кроме секса по той простой причине, что он им недоступен из-за их недоразвития до необходимого уровня. И пока они не возьмут данную высоту, радости истинного секса им не видать.

Я не знаю, существуем ли мы в качестве свободных от плоти сознаний до зачатия, поэтому начну отсчет с того момента, как победитель в гонке сперматозоидов достигает яйцеклетки, и начинается процесс развития плода. Если во время беременности у будущего человека не было серьезных проблем, через 9 месяцев он появляется на свет готовым к раскрытию всего заложенного в нем миллиардами лет эволюции потенциала. Поэтому, несмотря на его кажущуюся беспомощность, младенца можно сравнить со стартовавшей космической ракетой, так как в нем уже заложен курс будущего полета, и если ему не мешать, он пройдет по этому курсу, став полностью раскрывшейся, развитой личностью, нашедшей себя и свое место в этом Мире. Если ему не мешать.

У самых «везучих» помехи начинаются еще задолго до их рождения. Первая из них – наследственность. Что греха таить, далеко не все родители здоровы телом и прекрасны умом, и передать будущему поколению они способны лишь то, что есть в них самих. Далекая от идеала наследственность нередко осложняется пагубно влияющим на будущее потомство образом жизни, а зачатие происходит в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. А так как будущая мать узнает о беременности не сразу, то на начальном этапе плод развивается в условиях все того же отравления алкоголем, табаком и прочими подобными вещами. И это в лучшем случае, так как иные мамаши не утруждают себя какими-либо ограничениями на протяжении всей беременности и периода кормления грудью.

В результате на свет появляется существо с заметными следами отдыха на нем природы. Как у Пушкина: «Родила царица в ночь не то сына, не то дочь…».

Младенец нуждается не только в еде и сухих подгузниках, но и в атмосфере любви, без которой изначально здоровые дети начинают отставать в развитии, а некоторые из них умирают. Любят же далеко не всех, а над некоторыми попросту издеваются. В результате в момент импринтирования (об этом читайте в соответствующей главе) в сознании ребенка прописывается, что Мир – опасное место, и в его душе надолго поселяются неуверенность в себе и страх, которые можно изгнать оттуда лишь после серьезной работы с толковым психологом (психотерапевтом).

Когда ребенок начинает исследовать Мир, он становится еще более неудобным для горя-родителей, так как начинает везде лезть. Чтобы он этого не делал, его зачастую в крайне грубой форме приучают к команде «фу», превращая в будущего безынициативного неудачника. А так как родители у такого ребенка вряд ли блещут умом, его речь и интеллект так и останутся на зачаточном уровне. Позже к этому добавится «уличная мораль», завершив портрет героя-любовника уровня зомби. Я назвал его так потому, что на этом уровне мы имеем в основном дело с обремененным зачаточным интеллектом мясом, действия которого подчиняются неправильно сформированным инстинктам.

Когда зомби не заняты своим жизнеобеспечением, они впадают в скуку, с которой борются чаще всего распитием алкоголя, употреблением наркотиков и нелепыми телодвижениями, именуемыми в их кругах сексом. Настоящий секс им недоступен по той постой причине, что он находится за пределами их понимания.

Раз уж мы заговорили о скуке, замечу, что она – первейший симптом замедления или остановки человека в развитии, так как развивающемуся человеку некогда скучать. У него есть любимое дело и качественный секс. К тому же он достаточно себе интересен, чтобы не чувствовать скуку в обществе самого себя. Конечно, иногда она и на такого человека может напасть, но это бывает крайне редко и кратковременно. Так что ели вам часто бывает скучно, займитесь собой, тем более что ничто не сравнится с наслаждением творения себя по своему образу и подобию.

Как и многие другие населяющие нашу планету организмы зомби испытывают чувства, но способны выражать их лишь на примитивном уровне. Совокупляются они чаще всего по принципу «всунул-высунул и доволен». Семьи обычно заводят по залету или потому, что «так должно быть». Реже – в результате возникающего между ними инстинктивного притяжения, которое они называют любовью.

Чисто теоретически зомби способны перестать быть таковыми в результате регулярной работы над собой, но обычно этого не происходит, так как подобная мысль попросту не приходит им в голову. К тому же они по большей части довольны своей зомби-жизнью и не готовы принципиально в ней что-то менять.

Постскриптум: Если вы узнали себя в этом описании, у вас есть 2 варианта развития событий:

1. Начать расти и развиваться.

2. Оставить все, как есть.

Определяющим выбор критерием является степень именно вашего довольства своей жизнью и собой. Если вас все устраивает – живите, как живете. В этом случае вы на своем месте и делаете все правильно. В противном случае – развивайтесь. Только меняя себя, вы сможете изменить свою жизнь.

Продолжая аналогию с ракетой, скажу, что человеку для полноценного полета необходима ракета-носитель в виде родителей или играющих их роль людей. Эта ракета должна не только вывести человека на соответствующую высоту, но и запустить его собственные двигатели. В противном случае человек перестает расти как личность и начинает двигаться по инерции среди такого же космического мусора. Сама же потребность в развитии никуда не девается. Она является базовой, как потребность в пище или в безопасности. У младенца она есть и четко работает. Но при неправильном воспитании она подавляется, и внутренние двигатели отказывают. В результате человек либо просто отказывается от роста, либо начинает расти кем угодно, но только не собой, что и превращает его в карлика.

В результате недорастания человека до себя между его потенциальным и реальным ростом образуется невыносимая для него пустота. Поэтому человек стремится всеми силами ее чем-нибудь заткнуть: тусовками, телевизором, друзьями, развлечениями, наркотиками, алкоголем, но в результате эта поистине черная дыра только растет, так как ликвидировать ее можно лишь собственным ростом.

Думаю, каждый проходил через период ощущения себя карликом. В норме это происходит в позднеподростковом возрасте, когда биологически человек уже становится взрослым, а социально продолжает оставаться ребенком. Позже, по мере перерастания этого противоречия ощущение собственной карликовости исчезает. Но только у тех, кто постоянно растет.

У остальных из-за того, что потребность в росте является базовой, включается компенсаторный механизм, заставляющий их постоянно подпрыгивать, принижать окружающих и принижаться, когда более могущественные карлики принижают их. В социальной сфере это выражается в демонстрации собственной успешности (и чем успешнее человек, тем менее он демонстративен) и унижении тех, кого можно унизить.

Не являясь исключением, брачные танцы карликов состоят из череды взаимных подпрыгиваний и надувания щек. Поэтому для расположения к себе потенциального партнера они распускают накладной хвост, выставляя себя не теми, кто они есть. А так как никто не может долго существовать в таком режиме, длительные отношения карликов обречены на разочарование.

Этот же компенсаторный механизм делает секс недоступным для карликов удовольствием, заставляя их относиться к спариванию, как к еще одной возможности подпрыгнуть или принизить другого, что не мешает их спариванию отличаться завидным разнообразием форм и стратегий.

Начнем их рассматривать с любимого карликами коллекционирования, суть которого заключается в использовании количества «побед» в целях ублажения чувства собственной важности. Я не ханжа, и ни в коем случае не пытаюсь регламентировать количество сексуальных связей. Но когда «сексуальные победы» одерживаются именно ради удовлетворения чувства собственной важности, мы имеем не секс, а карликовое спаривание в виде подпрыгивания и унижения партнера. Такие «победы» бывают двух типов: условно-развратные (у меня было столько баб или мужиков, что вам и не снилось) и условно-добродетельные (я стольким отказала). Я использовал приставку «условно» потому, что разврат и добродетель – понятия условные и больше пригодные для какой-нибудь морализаторской чуши, чем для трезвого разговора о сексе.

С подпрыгиванием, думаю, все понятно: коллекционер тем круче себя чувствует, чем больше у него звездочек на фюзеляже. Унижение здесь не столь очевидно, но оно присутствует в отношении коллекционера к партнеру для спаривания, который для него является лишь очередной статистической единицей, способной увеличить его «сексуальный» рейтинг. До самого же партнера коллекционеру нет никакого дела, поэтому в ход идут все доступные ему приемы соблазнения. После совокупления коллекционер в лучшем случае просто теряет всякий интерес к партнеру. В худшем – делает свою «победу» общественным достоянием, нередко глумясь при этом над ним.

Здесь нужно заметить, что если вы неоднократно становились жертвой коллекционеров, вам необходимо заняться своим ростом, а в идеале еще и проработать самооценку с хорошим психологом, так как при отсутствии проблем с собственным ростом вы бы на него не клюнули.

Вычислить коллекционера можно по хорошо отлаженному способу соблазнения, настойчивости и высокомерному отношению к бывшим. И чем красивее он при этом ухаживает, тем сильнее будет ваше разочарование в последствии.

Наиболее ничтожные из карликов предпочитают практиковать прямое унижение своих партнеров. Чаще всего для этого используется игра в «кому ты еще нужна или нужен», во время которой неспособный ни к росту, ни к более или менее сносному подпрыгиванию карлик находит себе партнера по спариванию с нулевой самооценкой и тешит чувство собственной важности, подчеркивая всячески его ничтожность. Что же до исполняющего в этом тандеме роль жертвы карлика, то он играет в игру «мое величие в моем страдании». При этом страдание является его психологическим капиталом. Зачастую единственным. Поэтому горе тому, кто попытается лишить этого карлика его страданий.

Крайняя степень самоутверждения за счет унижения партнера – изнасилование. С сексом это деяние связывает лишь использование гениталий в целях «доказательства» жертве «кто есть кто», и к сексу, как таковому оно имеет не больше отношения, чем дедовщина в армии, «опускание» в уголовной среде и жестокое убийство животных. Насильник – это всегда ничтожество, способное почувствовать себя более или менее нормально, лишь откровенно и жестко издеваясь над кем-то другим.

А вот БДСМ не стоит валить в эту кучу, так как здесь унижение и доминирование осуществляются в рамках приятной для всех участников ролевой игры.

Неспособные непосредственно доминировать над партнером карлики используют спаривание в качестве инструмента манипулирования партнером. Прежде всего, это сексуально-психологические игры. Наиболее наглядная из них – динамо. Протекает эта игра по следующему сценарию: Один из участников игры, чаще всего женщина, демонстрирует своим поведением как бы желание заняться сексом. Когда клюнувший на это второй участник игры, чаще всего мужчина, включается в игру, динамщица в лучшем случае резко отвергает его, когда он пытается «перейти от слов к делу». В худшем – обвиняет его в изнасиловании после изначально добровольного секса. Подробнее об этих играх можно прочесть в книгах Эрика Берна и М. Е. Литвака.

Другой вариант манипулирования – спаривание в виде приза за особые достижения. В этом случае манипулятор, чаще всего женщина, «снисходит» до спаривания со своим партнером лишь в тех случаях, когда он доказывает ей, что «достоин» этого.

Еще одна манипулятивно-сексуальная забава - отлучение от спаривания в «воспитательных» целях, когда один из партнеров отказывает другому в наказание за какие-либо проступки.

Недалеко от манипулирования ушло навязывание социальных ролей по половым признакам. Не спорю, еще лет двести тому назад тип гениталий действительно определял социальную роль человека, но сегодня мужчина или женщина что-то должны лишь тогда, когда они согласны с тем, что их социальную роль определяет тип гениталий. Другими словами любые утверждения сегодня о том, что, раз ты мужчина или женщина, то ты должен или должна, являются устаревающей разводкой, на которую ведутся лишь те карлики, чье чувство собственной важности привязано к степени их соответствия имеющемуся в их социальной среде стандарту мужского или женского поведения. В отличие от карликов нормально растущему человеку глубоко наплевать, насколько он мужчина или женщина, так как им управляют его собственные потребности и предпочтения.