МОЙ ВЕРНЫЙ КОНЬ

Не важно кто это сказал. Важно кто это услышал.

Владимир Токмаков. «Сбор трюфелей накануне Конца света».

Наша Таня громко плачет:

Уронила в речку мячик.

-Тише, Танечка, не плачь:

Не утонет в речке мяч.

Агния Барто. «Мячик».

Алексея разбудил телефонный звонок. Обычно он перед сном относил телефон в другую комнату и клал под подушку. Этого было достаточно, чтобы не просыпаться от звонков и дурацких СМС, которыми нас круглосуточно забрасывают желающие что-нибудь впарить сограждане. Мобильник было бы проще отключать, но Алексею эта идея почему-то не нравилась. К тому же он уносил телефон, скорее, ради перестраховки, так как по утрам ему обычно не звонили. Для работы он использовал электронную почту, а друзья знали, что до обеда его лучше не беспокоить. Алексей ложится спать около трех и вставал не раньше полудня – будучи фрилансером, он мог себе позволить эту роскошь.

Часы показывали 10-15 – самое противное время для пробуждения: слишком рано, чтобы нормально выспаться, и слишком поздно, чтобы продолжать спать.

Увидев на дисплее мобильника «Эдик», Алексей удивился. Несколько месяцев назад они поссорились, что называется, на пустом месте. В тот день они выбрались погулять в «Мухину балку» - есть в Аксае такой уголок полудикой природы: несколько поросших травой и деревьями оврагов с парой-тройкой лужаек и небольшой пруд. Лет 20 назад в пруду еще можно было купаться, но потом его загадили. В последнее время, правда, там вновь появились лягушки и черепахи, а на берегу можно встретить скучающих с удочками людей. С одной стороны балка упирается в «район светлого будущего» - так Алексей называет места обитания богатых людей. Со второй – в гаражный кооператив. Границами оставшихся сторон служат автомобильные дороги, вдоль которых идут частично асфальтированные и даже освещенные фонарями пешеходные дорожки. Территория самой балки изрезана протоптанными людьми тропинками.

Алексей с Эдиком шли по одному из граничащих с балкой тротуаров, когда впереди появился человек со здоровым псом. Эдик панически боится больших собак, и при виде любого потенциально опасного зверя у него сносит крышу. Отношение Алексея к собакам можно назвать осторожной симпатией. Его родители всегда держали немецких овчарок.

-Во, фашист! - с ненавистью в голосе сказал Эдик, увидев парня с собакой.

-Почему фашист? – спросил Алексей.

-Потому что фашист.

-Это не ответ.

-Фашист и все! – злость Эдика нарастала.

-Что он тебе сделал?

-Собак на нас с Женькой травил.

-Как травил? – удивился Алексей.

-Вот так и травил!

При их появлении «фашист» отошел метра на два в сторону от тротуара и взял пса за ошейник. Зверь был без намордника, но в данной ситуации это не делало его опасным. Подойдя поближе, Алексей узнал в «фашисте» достаточно безобидного парня, который никак не стал бы травить на кого-либо собаку без особой необходимости. Алексей поздоровался, а Эдик начал с пеной у рта орать на «фашиста», обещая между оскорблениями сломать ему и его собаке хребет.

«Фашист» остался далеко позади, а Эдик, еще больше распаляясь от собственных слов, продолжал его поносить, а заодно и всех остальных собачников вместе с ним.

-Ничего, вот скоро куплю дубинку и газовый баллон, я его вместе с его псом прибью! – пообещал он.

-Да ладно тебе, - попытался урезонить друга Алексей, которого уже начало тошнить от этого пароксизма ненависти. – Знаю я твоего «фашиста». Вполне нормальный, безобидный парень...

-Нормальный? – перебил Эдик. – Там сзади шла женщина с ребенком. А если бы пес набросился на него? Этим гадам волю дай, они собак детьми кормить будут! Ничего... я себе сделаю разрешение на оружие... Потом буду ходить и стрелять этих тварей! Я очищу город от мрази!..

-Если уж на то пошло, - не выдержал Алексей, - то очищать город надо от таких, как ты.

-Да? – спросил Эдик и посмотрел на Алексея, как на олицетворение всех собачников города. – Да пошел ты на хуй! – сказал, развернулся и пошел в обратном направлении.

Алексей не сомневался, что Эдик отойдет за пару дней и позвонит, но тот обиделся всерьез и надолго. Когда где-то через месяц после этого они случайно столкнулись на улице, он поздоровался в ответ на приветствие Алексея, но скорчил при этом такую рожу, словно нашел в яблоке половину червя.

-Да, - сказал Алексей, принимая вызов.

-Привет, что делаешь? – спросил Эдик, как ни в чем не бывало.

-Сплю.

-Ну, спи. Позвони, когда проснешься.

-Да я уже проснулся, - раздраженно ответил Алексей, которого доставала привычка Эдика сначала разбудить, а потом пытаться свернуть разговор.

-Хорошо. Приходи на завтрак.

Идти Алексею никуда не хотелось, но еды дома не осталось, а готовить было лень. Поэтому он спросил:

-Когда?

-Да хоть сейчас. Придешь?

-Уже иду.

С Эдиком Алексей дружил лет 30. Сошлись они на почве любви сначала к тяжелому, а потом и отечественному року. Вместе ездили по концертам, устраивали пьянки, курили дурь, занимались кобелизмом.

Лет 10 назад Эдик трагически женился, и их пути ненадолго разошлись, но после счастливого развода они задружили вновь. За последние пару лет Эдик сильно разжирел, и безрезультатно пытался похудеть. «Худел» он путем сидения на диете, и когда заканчивалось терпение, (а это случалось довольно-таки часто), покупал пару дюжин пирожных и приходил к Алексею на чай.

-Ты мне напоминаешь Морчелу, - сказал ему как-то Алексей. Была у него такая одноклассница размером с хороший дирижабль.

-Это еще почему? – огрызнулся Эдик.

-На большой перемене она покупала пирожные и бежала с ними в больничку. - Тогда больничный двор был похожим на парк, и там можно было спрятаться от посторонних глаз за кустами и деревьями. - Все бегали туда курить, а Морчела - жрать пирожные.

За то время, что они не виделись, Эдик еще сильнее растолстел, обрюзг и стал рыхло-бесформенным. Масло в огонь подливала недельная или около того щетина. Так что, несмотря на то, что Эдик был на месяц моложе Алексея, выглядел он старше на несколько лет.

На завтрак была вполне съедобная творожная запеканка и чай.

-Как жизнь? – спросил Эдик, ставя чайник.

-Вполне.

-Не женился?

В свои 45 лет Алексей был окончательно сложившимся холостяком. Он активно пресекал любые попытки затащить себя в загс во многом благодаря родителям. У них был граничащий с паранойей страх, что его «окрутит какая-нибудь дрянь», поэтому они чуть ли не с раннего детства рассказывали ему истории «о женском коварстве», в результате у него в сознании укоренилась установка: женился – значит, лох. Детей он не хотел. Сначала в нем просто не включился инстинкт размножения, а с годами дети начали вызывать у него нечто среднее между отвращением и раздражением. Поэтому вопрос Эдика мог быть только шуткой.

-Знаешь, я прикололся к домашней работе. Так что, стремись я к семье, мне было бы впору выйти замуж за какую-нибудь бизнесвумен, которая любит деньги зарабатывать и терпеть не может стирку-готовку. Она бы работала, я сидел бы дома, создавал уют, а при ее появлении вилял хвостом и приносил в зубах тапочки, - ответил Алексей.

-Так чего ты? Сейчас таких валом.

-Да ну их нафиг.

-Ты еще с Лариской?

-Она улетела. Вернуться не обещала.

-Так ты один?

-Случаюсь от случая к случаю.

-Надо тебя с Лошадкой познакомить, - решил Эдик.

-Почему Лошадка? – спросил Алексей, представив себе сразу ту самую Ксюшу.

-Потому что Конь.

-Как конь?

-По паспорту. Фамилия у нее такая.

Алексей вспомнил стишок из анекдота про Вовочку:

«Если б я имел коня, это был бы номер.

Если б конь имел меня, я б наверно помер.»

-А что она из себя представляет? – спросил он.

-Вполне нормальная баба. Почти без заскоков. Не красавица, но и не страшилище. Заботливая и без завышенных требований, так что вокруг нее не надо скакать кобелем. Она сейчас свалила на неделю к родителям. Как вернется, я вас сведу.

Алексей давно уже не скакал вокруг женщин Кобелем, предпочитая заводить любовниц попроще.

Разговор прервало появление Ирины, с которой Эдик более года жил в гражданском браке. Было ей чуть больше 30. На не привлекающем внимания лице никакой косметики. Прическа средней длины, без претензий. Рост средний. Фигура обыкновенная. Угловатая, но не сильно. Не красивая, и не страшная, не толстая, и не худая, не высокая и не низкая... Этакий Чичиков женского пола. Она была одета в невыразительную кофточку и джинсы. Раньше Алексей видел Ирину каких-то пять раз и не успел толком понять, что она из себя представляет. Да она его и не интересовала.

Когда Ирина села за стол, Алексей обратил внимание на ее кулон. Это был предположительно серебряный, 5 сантиметров в диаметре диск с довольно-таки странным орнаментом, состоящим из доброй дюжины латинских букв, переплетающихся, будто у них оргия.

-Классная штуковина, - сказал он.

-Это мое магическое имя. Я увидела его во сне в ночь посвящения.

-Ира серьезно увлекается магией, - пояснил Эдик.

-Сглаз, порча, приворот, отворот, поворот?

-Я этим не занимаюсь, - немного обиделась Ира.

-А чем ты тогда занимаешься?

-На внутреннем уровне трансформацией собственного «я», на внешнем – ректификацией.

-Очищением? Надеюсь, не по Малахову?

-Что в твоем понимании магия? - спросила Ира.

-Ну не знаю, ритуалы всякие, - растерялся Алексей.

-А что такое ритуал?

-Ну... это такая фигня... как в кино. Слушай, ты меня допрашиваешь, как будто это я специалист в области магии.

-Ладно, а как, по-твоему, появились магические ритуалы?

-Не знаю. Ты скажи.

-В свое время наиболее наблюдательные и умные люди заметили, что для получения определенного результата необходимо в точности воссоздать ситуацию, в которой он был получен до этого. Воссоздание таких ситуаций и есть магический ритуал.

-Так можно сказать о практически любом действии.

-Практически любое действие может быть магическим актом.

-Даже ковыряние в носу?

-Даже ковыряние в носу. И с технологической позиции магия даже практичнее, чем наука. В отличие от науки магия не гоняется за объяснениями и не строит теории. Мага интересует только практический результат, и теория ему нужна ровно настолько, насколько она поможет его добиться.

-Ученые тоже строят модели реальности, позволяющие им добиваться практического результата.

-Но они подходят к этому с позиции причинно-следственных отношений. Ученый ищет ответ на вопрос «почему?». Маг в точности воссоздает ситуацию, при которой был получен желаемый результат.

-Как промышленный робот?

-Хорошее сравнение.

-А как же толченые жабы и заклинания?

-Дело в том, что в силу различных причин люди вносили в ритуал много отсебятины. Прежде всего потому, что многие магические открытия были совершены в наркотическом опьянении. Многие маги сознательно усложняли ритуалы и превращали их в шоу, чтобы выглядеть значительней в глазах оплачивающей их услуги публики. Опять же, не стоит списывать со счетов глупость последователей, неспособных отделить суть от сопутствующей ерунды. Плюс необходимые для вхождения в рабочее состояние действия... В результате ритуал обрастает целой кучей ненужных и зачастую смешных условий и действий. Правда, от этого мусора тоже есть польза. За ним недостойные Знания профаны не видят сути.

-В результате мы имеем то, что происходит на битве экстрасенсов, - вмешался в разговор Эдик, который наблюдал за их беседой, как будто смотрел занимательное кино. После этой реплики он вновь превратился в зрителя.

-Кстати об экстрасенсах. Многие из них действительно что-то умеют, но когда они начинают искать объяснения, пиши пропало, - ответила Ира.

-Согласен, - сказал Алексей.

-Так вот, очищение магии – это избавление ритуалов от мусора. А заодно и создания совершенно беспонтовых имитаций для профанов, чтобы они никому не смогли навредить.

-И как, получается?

-Представь себе, что наша цивилизация исчезла. Потомки откопали учебники по физике, но не поняли ни одной формулы, а только истории про кота Шредингера, мышь Эйнштейна и демонов Максвелла. Из этих историй они создали мифологию и решили, что она и есть физика, на основании которой люди творили чудеса техники.

-Многие так к физике и относятся. По принципу знакомых слов.

-Это как?

-Они улавливают знакомые слова, наделяют их своим смыслом и думают, что поняли, о чем была речь.

-А теперь представь, что из этого нагромождения надо сделать опять науку.

-Вечный двигатель изобрести и то проще, - подытожил Эдик.

-А ты не боишься держать свое имя у всех на виду? – спросил Алексей.

-Тут нечего бояться.

-Ну как же. Узнав истинное имя, можно сделать с человеком все, что угодно. Или нет?

-Если бы все было так просто, как преподносится обывателям, в таких профессиях, как наемный убийца, не было бы нужды. К тому же для того, чтобы воздействовать на человека не нужно никакой фигни типа имени или ногтей с волосами. Достаточно знать о его существовании.

-Жуть! И как от этого защищаться?

-Внутренней прозрачностью. Колдовству надо за что-то зацепиться внутри человека. Так нарушивший табу дикарь способен умереть чуть ли не от одного только взгляда шамана, а смеющийся над ним просвещенный европеец становится покорной игрушкой в руках своего вождя, религиозного лидера или голоса с телеэкрана.

-А порча или любовный приворот...

-Тут все немного сложнее. Конечно, пока ты не веришь в порчу, ее для тебя нет. Но если ты решил или поверил в то, что тебе сделали, пиши пропало. Все свои насморки и неудачи ты будешь сваливать на нее, все более убеждая себя в том, что тебе точно сделали. А так как плацебо никто не отменял, верой в порчу ты запустишь вполне реальный механизм саморазрушения. Плюс к этому твоя настройка на неудачу заставит тебя терпеть поражения даже в, казалось бы, на сто процентов выигрышных делах.

Так что просто игнорировать порчу не выход. Лечить ее у порчеснимателей не выход вдвойне, так как они подсаживают на себя клиентов, как на наркотик, и те становятся такими же, как жертвы тоталитарных сект.

-Так что тогда делать, если нельзя лечить и не лечить?

-Для начала освоить самолечение. Это один из тех немногих недугов, когда самолечение эффективнее всего. Одновременно с этим надо работать с уверенностью в себе, своих силах и внушаемостью, так как вера в порчу может возникнуть только на почве личностной незрелости.

-Так, значит, порчу ты все же снимаешь.

-Скорее, учу забивать на нее болт. Как я уже сказала, совершенно неважно, кто и что сделал. Порча запускается верой в то, что она сделана. Снимается она тоже не действиями целителя, а приобретением веры в то, что она снята.