sf_action sf_space adventure children Михаил Анатольевич Клыков Там, где цветёт огнецвет ru Михаил Анатольевич Клыков Mich https://ok.ru/mikhail.klykov.michmych mich-mych@yandex.ru htmlDocs2fb2 13.04.2017 DD0EBFEF-C5AA-4D26-8041-6466E98E307A 1.0

В том заветном лесу, где цветёт огнецвет,

ни дорог, ни прогалинок в зарослях нет.

Ведь хранят огнецвет силы самой Земли —

Только чистый душой его сможет найти.

Пролог

Говорят, что где-то очень далеко, в таинственных и неизведанных землях (может даже на другой планете), растёт загадочный и чудесный алый цветок — огнецвет. Растёт он в глухих и неприступных горных долинах, и лишь раз в несколько лет распускаются его алые, похожие на маки цветы, сияющие даже в ночной темноте.

Легенды гласят, что цветок этот способен исцелять любые раны и болезни, дать человеку силу медведя и сделать его мудрым, научить его видеть невидимое и познавать неведомое и делать ещё много чудесных и таинственных вещей…

Многие хотят разыскать этот таинственный и волшебный цветок, но пройти этот путь способен только человек с чистой и светлой душой и способный, обретя таинственный цветок, без раздумий и без сожаления отдать найденное. Только такому человеку духи, хранящие огнецвет, отдадут алый цветок жизни. И поэтому знающие люди говорят, что найти огнецвет может только ребёнок…

***

…Павлик, спотыкаясь о корни, цепляясь за невесть откуда взявшиеся колючки и острые корявые сучки, продирался сквозь густую тёмную чащу. Мрачные, могучие ели, подобно суровым стражам, окружали мальчика, преграждали ему дорогу мохнатыми лапами. Свисающие с ветвей бородатые лишайники живыми занавесами закрывали путь. Густые заросли кустов, как будто живые, хватали его за одежду цепкими ветками, казавшимися в тесноте скрюченными, когтистыми пальцами. Другой на его месте давно бы вернулся домой, испугавшись суровой чащобы… Но у Павлика была цель. Цель, достичь которой можно было только сегодня, только сейчас, в волшебную ночь Солнцеворота.

Павлик, остановившись передохнуть на минутку, смахнул с лица пот и прилипшую паутину. Непроходимая чаща казалась бесконечной, но мальчик знал — его цель близка. Вон уже мерцает между деревьями ещё робкий и тусклый огонёк. Вздохнув, мальчик продолжил путь через густую чащобу, перебираясь через лежащие сухие стволы, преграждающие путь ямы с тёмной стоячей водой и глубокие овраги.

А вокруг шумели под ветром вековые стволы, и Павлику казалось, что деревья перешёптываются, сговариваются, как бы лучше заманить, обмануть, погубить нахального мальчишку, вторгшегося в их древнюю тёмную тайну… Мерцали в зарослях зелёные, жёлтые, красные блики в чьих-то глазах, слышался шёпот, шаги, непонятные шорохи… Всё казалось жутким, живым, угрожающим…

Вот, наконец, и заветная поляна. Мрачный лес расступился, признав своё поражение. Павлик шагнул на освещённую яркой луной лужайку, заросшую высокой, волглой от предутренней росы травой. Таинственные голоса, шумы и шорохи смокли… Все лесные обитатели замерли, смотря на мальчика: найдёт или нет…

Блеснул алый огонёк среди травяных стеблей. Павлик подошёл к маленькому невзрачному стебельку, одиноко стоявшему среди дремучих трав, и замер, поражённый необыкновенным, чарующим явлением. На верхушке стебелька раскрывался ярко-алый цветок. Нежные шёлковые лепестки прекрасного цветка распускались навстречу струящемуся бледно-голубому свету Луны. А голоса, которые только недавно угрожали, пугали, насмехались над Павликом, теперь шептали: «Возьми… Возьми его… Сорви — цветок теперь твой… Ты заслужил быть посвящённым в его тайну…»

А Павлику совсем расхотелось срывать такой прекрасный и нежный цветок. Но цветок сам лёг в его ладони, и мальчик встал, держа его в руках… Сорванный цветок и не думал увядать. Наоборот, казалось, что он ещё больше расцветает в добрых детских руках.

«Так вот ты какой, огненный цветок…» — прошептал Павлик, не в силах оторвать взгляд от прекрасных лепестков.

Неожиданно, совсем рядом с ним раздался отчаянный плач. Маленькая девочка горько рыдала, глядя на волшебный цветок в руках Павлика. Мальчик взглянул на неё и вздрогнул, узнав в девочке свою одноклассницу Альку.

Алька плакала, буквально захлёбываясь слезами и с горечью шептала:

«Я так мечтала! Я так хотела его найти! Что бы он исполнил моё желание! Самое заветное, самое горячее, самое-самое!»

И Павлику вдруг стало нестерпимо жаль её.

– Возьми, Алька! Он твой! Я нашёл его, и я могу подарить его тому, кому захочу. Ведь могу, правда? — мальчик обратился к голосам тёмного леса, хранившего огненный цветок.

– Можешь! Можешь! Кому хочешь — тому и подаришь! — зашептали невидимые в темноте обитатели зачарованной чащи.

– Вот видишь! Бери — он твой! — Павлик протянул Альке цветок.

– Ты правда даришь его мне?! Просто так?! — не поверила Алька.

– Дарю! Но не просто так, — улыбнулся мальчик. — Я дарю его потому, что тебе он нужнее. И ещё потому, что ты мой друг. А для друга ничего не жаль!

– Ты даришь его мне потому, что я — твой друг?! — Алька посмотрела в глаза Павлику и счастливо улыбнулась. — А мне он уже не нужен, Павлик. Знаешь почему? Потому, что ты только что исполнил моё самое заветное желание! Спасибо, Павлик!

– А что же тогда делать с цветком? — мальчик с удивлением посмотрел на Альку.

– Давай оставим его лесу, — предложила девочка. — Может быть кому-то он тоже очень нужен…

– Давай, — согласился Павлик и осторожно положил цветок в траву.

И цветок вновь поднял над травой свои прекрасные лепестки. А из-за зубчатой стены леса поднялось яркое солнце, осветившее тёплыми нежными лучами поляну и счастливо улыбающихся детей…

***

Павлик проснулся, разбуженный заглянувшими в окно солнечными лучами.

«Какой удивительный сон!» — подумал он, оглядывая комнату. Во дворе ещё стояли голубые сумерки раннего летнего утра, лениво и неохотно уступающие место солнечным лучам. Юлька посапывала, обняв подушку и уткнувшись в неё курносым носом с мелкими веснушками.

«Волшебный алый цветок, который растёт в заповедном зачарованном лесу…» — Павлик вновь вспомнил сон. «И он почему-то очень нужен Альке…»

Часть 1. Загадочный цветок

Глава 1. Новая тайна

Ранним июньским утром Алька Векшина бежала в Дом пионеров.

 У Альки с утра было очень хорошее настроение. День сегодня выдался солнечный и жаркий, но ещё более солнечно было на душе у девочки. Ведь она спешила на первое занятие в Морской клуб. Бежала навстречу своей давней мечте и очень надеялась, что и другая её мечта, ещё более заветная, тоже скоро исполнится. В общем, у Альки сегодня, что называется, «душа пела», и девочка бежала по улице, весело напевая и пританцовывая.

 В холле было тихо и безлюдно. Хотя обычно здесь полно ребят, торопящихся в свои кружки, секции и клубы. И холл бывал наполнен пёстрой шумной детской толпой, в которой мелькали белые комбинезоны юных космонавтов, тельняшки и синие береты ребят Морского клуба, пилотки «зелёных патрульных», серые куртки юных железнодорожников… Но сейчас был самый разгар каникул, большинство ребят разъехались, и в Доме пионеров было пустовато и тихо.

Алька вышла в коридор первого этажа и чуть не столкнулась с Аллой Васильевной Стариковой, заместителем директора Дома пионеров и, по совместительству, его библиотекарем. Хотя электронные книги появились ещё сто лет назад, отказаться от бумажных книг люди всё равно не смогли. И многие ребята испытывали особенное удовольствие, слыша шелест страниц и держа в руках «настоящую» книгу (хотя их уже давно не печатали на настоящей бумаге, а использовали специальный пластик). Попытки заменить библиотекарей роботами, к сожалению (или к счастью), потерпели полное фиаско. Ведь ни один, даже самый умный робот не мог увлекательно и интересно рассказывать ребятам о книгах, прививая им любовь к литературе и увлекая в миры печатных страниц…

– Алиночка! Куда это ты летишь в такую рань?

– Здравствуйте, Алла Васильевна! — смутилась девочка. — Я вас не заметила. Извините, пожалуйста.

– Какая ты сегодня красивая! И глазки сияют! Вот что значит найти себе дело по душе! — улыбнулась библиотекарь.

– А ещё нет никого?

– Пока только ты и Павлик Воробьёв пришли.

– Пашка пришёл?! Так ведь Космический клуб до августа закрыт. И на станцию юных техников ещё рано.

– Да вон он, сидит в библиотеке.

– Наверное готовится к полёту на «Астру», — усмехнулась Алька. — Только почему один? Без Юльки?

– Да он вообще-то в ботанические справочники закопался, – пожала плечами Алла Васильевна. — Не припоминаю, чтобы он интересовался ботаникой и вообще биологией…

– В ботанические?! — изумилась Алька. — Хм… Действительно, к чему бы это?

Заглянув в библиотеку, Алька услышала чьё-то усердное сопение. Сопение, как оказалось, действительно издавал Павлик, роющийся в стеллажах с научно-справочной литературой. Мальчик был так занят, что даже не заметил девочку, осторожно подкравшеюся сзади. Найдя среди россыпи книг увесистый том ботанической энциклопедии, Павлик торжественно прошествовал с ним к столу и принялся с увлечением перелистывать страницы. Алька с минуту постояла за спиной мальчишки, который, казалось, ничего не видит и не слышит, поглощённый своим занятием.

 – Эй, Пашка-промокашка, ку-ку! — девочка щёлкнула Павлика по уху. Тот от неожиданности вздрогнул и чуть не свалился со стула. — Привет!

 – Алька! Ты меня напугала до смерти! Привет, — Павлик с удивлением посмотрел на одноклассницу. Такой он её ещё не видел. Элегантная короткая белая юбочка, тельняшка, белая кофточка, похожая на матросскую форменку, синий берет с золотистым якорьком…

– Алька! — только и сумел произнести мальчишка.

– Нравится? — Алька кокетливо покрутилась перед ним.

– Тебя приняли в Морской клуб?

– Как видишь!

– У тебя даже глаза сияют, прям как…

– А что? Раньше они были другие?

– Знаешь… У тебя раньше глаза никогда не смеялись, как у других девчонок. А сейчас… Смеются. Прямо сверкают!

– Значит тараканы в моей голове сегодня празднуют! — выпалила Алька прочитанную где-то комичную фразу.

– И с чувством юмора у тебя раньше были проблемы, — рассмеялся Павлик. — Значит ты всё-таки мечтаешь о море, да?

– Ты про тот рисунок? — Алька вздохнула. — Да… Мечтаю… Ты извини, что я тебе тогда так ответила. Просто я расстроенная была, ну и… Сорвалась.

– Да ладно, что я не понимаю, что ли? — принял извинения мальчик. — Ты, оказывается, отличная девчонка!

– Я тебе нравлюсь? — спросила Алька, неожиданно погрустнев.

– Ну да… — Павлик не мог понять, что случилось: только секунду назад Алька была весёлой и радостной, а сейчас улыбка вдруг сползла с её лица. — Только… Аль, ты не обижайся, но ты мне нравишься не как девочка, — замялся мальчик, подбирая слова, чтобы случайно не обидеть Альку. — Понимаешь, как девочка ты… ну… обычная… для меня. Ты мне нравишься просто, как друг… Как человек… А как девочка… — Павлик пожал плечами.

– Что ты сказал?! — Алька вдруг вскочила со стула.

– Аль! — испугался Павлик. — Я вовсе не хотел тебя обидеть! Честно! Ты красивая и симпатичная девочка, даже очень! Но понимаешь…

– Павлик, я действительно тебе нравлюсь не как красивая девочка, а просто, как интересный человек? Правда? — в голосе девочки совсем не было обиды.

– Да, — согласился Павлик. — С тобой интересно — ты много знаешь, умеешь рассказывать… Не то, что я…

Лицо Альки вдруг вновь расцвело улыбкой.

– Спасибо, Павлик!

– Ты не обиделась? — осторожно спросил мальчик. — Правда?

– Конечно нет! Но знаешь, Павлик, ведь рядом с тобой есть друг, который к тебе неравнодушен. Которому ты очень нужен. И для которого твоё внимание очень важно.

Павлик удивлённо посмотрел на Альку.

– Сам догадайся, — ответила Алька. — И кстати, чем это ты так заинтересовался?

– Ты только не смейся.

– Вот ещё! — фыркнула Алька. — Я не Сиваков!

– Я хочу найти огнецвет.

– Тебе так понравилось быть «следопытом тайн»? — улыбнулась Алька.

– Это ты сама придумала?

– Что?

– «Следопыт тайн».

– Да. Хорошо звучит?

– Неплохо! Так вот, я хочу найти огнецвет. Нам про него рассказывала Валина бабушка. Елена.

– А как же «Астра»?

– Полёт состоится через год. «Астру» будут модернизировать.

– Но огнецвет… это же сказка! Павлик, зачем гонятся за сказками? Разве нет других, более реальных тайн?

– Но голубая лань тоже была сказкой!

– Но её видели! Это уже делало её хоть и таинственной, но реальной. А огнецвет… — Алька пожала плечами.

Павлик вздохнул. «Рассказать ей про странный сон? Или нет? А вдруг Алька только посмеётся надо мной? Или всё-таки поймёт? Может она и вправду… Тоже хочет найти огнецвет?» — размышлял он, глядя на листавшую энциклопедию Альку.

– Понимаешь… Мне приснился странный сон… — Павлик с опаской посмотрел на Альку, ожидая услышать насмешку. Но девочка была совершенно серьёзна и внимательно слушала его.

– Вот… Я нашёл в этом сне огнецвет. Как в сказке: на заветной поляне в зачарованном лесу… Но…

– Что — но? — переспросила Алька. Павлику вдруг показалось, что девочка о чём-то задумалась.

– Ты только не смейся… Это ведь только сон… — пожал плечами Павлик. — В общем, я отдал цветок тебе. Потому что, ты очень хотела, чтобы огнецвет исполнил твоё самое заветное желание… Вот и всё. Вот я и подумал, а вдруг огнецвет есть на самом деле? Ведь не зря же про него столько легенд и сказок.

– И нашёл что-нибудь?

– Нет, хотя все книжки перерыл, — разочарованно ответил Павлик.

– Попробуй поискать что-нибудь более реальное. Знаешь, я читала про один цветок. Кто знает, может это и есть огнецвет?

– Какой? — оживился Павлик.

– Он назывался… — Алька задумалась. — Тоже «какой-то цвет»… У ботаников с фантазией не очень, — усмехнулась девочка. — Его ещё называли «цветок солнца»… Или «золотой цветок»… Я читала про него в книжке… Только не помню в какой… Между прочим, читала здесь, в библиотеке… Цветок легендарный, но, в отличие от огнецвета — реальный…

– То есть?

– Ну, он был, только исчез несколько веков назад. То ли сам исчез, то ли истребили…

– А в какой книжке?

– Не помню… Она на столе лежала раскрытая. Надо у Яси спросить, она со мной тогда была. Кстати, а где Юлька?

– Да они со мной шли. Пошли за мороженым, а я сюда поспешил.

– Мы уже здесь! — раздался весёлый голос Яси, вошедшей в библиотеку в сопровождении Вали и Юльки.

– У Яськи есть удивительное свойство появляться именно в тот момент, когда о ней говорят! — усмехнулась Алька.

– Ты тоже заметила? — шёпотом ответил ей Павлик.

– О чём речь? — поинтересовалась Юля.

– Да Алька мне про какой-то таинственный цветок рассказывала, — начал Павлик, — который она здесь в книжке видела.

– А, солнцецвет! — Яся прошла вдоль полок и вытянула из верхнего ряда толстый коричневый том.

Книга называлась «Сравнительный анализ биосфер планеты Земля и планеты Эрта». Яся открыла книгу и, отлистав несколько страниц, показала ребятам картинку. На ней было изображено небольшое растение, напоминающее лютик, с пятилепестковым золотистым чашевидным цветком и голубовато-зелёными, похожими на акант листьями. Корни растения имели небольшие бурые клубеньки.

 — Это растение называется солнцецвет. Оно росло на Эрте, но исчезло несколько веков назад. И было очень ценным. Из него получали лекарства, которые развивали умственные способности человека и заживляли раны. Считалось, что с помощью солнцецвета или «цветка солнца» можно было обыкновенного человека сделать гением, всеведущим и всезнающим. И говорили даже, что с помощью этого растения можно сделать человека бессмертным!

 — А почему это растение считается легендарным? Если оно было. 

 — Потому, что браконьеры это растение давно извели и уничтожили! Рисунок в книжке сделан ещё в восемнадцатом веке со слов одного естествоиспытателя, который, говорят, видел последний экземпляр этого цветка в ботаническом саду Ленната на Эрте. Уже примерно четыреста лет, как это растение никто не видел, и учёные пока так и не смогли найти его. А некоторые даже сомневаются в том, что оно вообще существовало!

 — Постой, Яся! Я этот цветочек видела! — к столу подошла Валя.

 — Где!? 

 — Правда не живой, а в гербарии. Три года назад я летала с родителями на Пангею. Там, на космодроме Пангея-7, есть «лавка странностей» для туристов. Так вот, один прайдец продавал там гербарий с таким же цветком, который, как он сказал, растёт в диких горах на Кинаве, и его отваром лечат людей. Больных на голову…

— Так и сказал? 

— Ну да, так и сказал. Он вообще такой весёлый был, с юмором… Только знаете, тот цветок был оранжевым, а не жёлтым… — засомневалась Валя.

— Значит надо лететь на Кинаву и добыть семена цветка! — Павлик вскочил со стула. — А то, что цветок был оранжевым, а не жёлтым... Он мог изменить цвет потому, что засушен.

— Паш, а Кинава это где? — остановила его Юлька.

— Наверное, это колония, основанная выходцами с острова Окинава, — пошутила Яся.

Павлик в ответ лишь растерянно развёл руками…

Глава 2. Загадка солнцецвета

 

Придя домой, Яся запросила в Центральной информотеке всю известную информацию о загадочном солнцецвете. И теперь сидела, вздыхая, и пыталась усвоить огромный массив данных о таинственном цветке, основную массу которого составляли легенды, мифы и сказки. Хотя, конечно, что-то ценное удалось выяснить.

Солнцецвет оказался достаточно известным на Эрте.

«Легенды о магическом „цветке солнца“ или „золотом цветке“ весьма распространены среди многих народностей, населяющих Эрту, — вещал скучным голосом компьютер. — Растение, согласно мифам, могло пробуждать в человеке способность к ясновидению, позволяло видеть духов и путешествовать в тайных мирах. Кроме этого, таинственный цветок обладал и другими качествами: мог исцелять раны и даже давать человеку бессмертие! Сказания о „цветке солнца“ дошли до нас не только в устной традиции. Осталось и множество письменных источников, рассказывающих о таинственном цветке. Сохранились даже рисунки, якобы изображающие магический цветок.

Учёные считают, что у мистического „золотого цветка“ был реальный прототип. Им признаны ныне исчезнувшие растения из семейства сложноцветных — солнцецветы. Учёным было известно два вида этого растения: солнцецвет обыкновенный и золотистый. Растение было распространено почти по всему Валиату, за исключением лишь северных и крайних западных областей. В частности, естествоиспытатель Эмалиан Варрак описывал целые луга солнцецвета в Заозёрных равнинах — природной области к юго-западу от Алатских степей.

Солнцецвет считался весьма ценным растением, ввиду высоких целебных качеств. В манускриптах было сказано, что “цветок солнца исцеляет раны и даёт человеку мудрость”. Очевидно речь шла о свойствах растения стимулировать мыслительную деятельность, подобно лекарственным препаратам ноотропного действия. А из-за приписываемых солнцецветам магических свойств, некоторыми религиозными культами (в частности весьма распространённым на Эрте культом Теоны) растение было объявлено исчадием тёмных сил. По причине этого, а также из-за высокой цены на растение, солнцецвет хищнически истреблялся и исчез в природе примерно триста-четыреста лет назад. Последний экземпляром цветка, сохранившегося в культуре, считается экземпляр из ботанического сада в Леннате. К сожалению, сохранить его не удалось — цветок погиб около двухсот лет назад.

Близкими родственниками вымершего солнцецвета являются растения из рода золотарников. И в настоящее время биологи пытаются воссоздать солнцецвет с помощью методов генной инженерии, используя генный материал этих растений.

В легендах и сказаниях имелись описания ещё двух видов этого цветка: солнцецвет солнечный и солнцецвет призрачный или ускользающий, который и именовался „цветок солнца“. И если упоминания о солнечном солнцецвете учёные считали отголоском реальной истории, то существование в природе „цветка солнца“ вызывало у них большое сомнение — слишком уж фантастическими оказывались в легендах свойства растения (например, ему приписывалось исполнение желаний или оборотничество)».

«Ну, почему же фантастическими? Оборотничество могло быть и психологическим. А исполнение желаний… Хм… Смотря какие желания… — скептически подумала Яся, поудобнее устраиваясь в кресле. — Если, например, я пожелаю, что в меня влюбился какой-нибудь мальчик. И он в меня правда влюбится. Почему бы и нет. Вот и желание, исполненное огнецветом! А на деле… может и не причём этот цветок, а мальчику просто мои косички или красивые глаза понравились!» — девочка на всякий случай скосила взгляд на висевшее неподалёку зеркало и, удовлетворившись результатом, поправила выбившийся из-под заколки локон, продолжая слушать лекцию компьютера.

«В легендах о „цветке солнца“ есть ещё некоторые интересные аспекты. Особенности устной традиции сказаний о „цветке жизни“ в южных частях Валиата позволяют предположить, что „цветок солнца“ и „золотой цветок“, несмотря на устоявшееся научное мнение, всё же являются разными растениями. Поэтические сказания ландийских народностей именуют „цветок солнца“ „розой утренней зари“ и говорят о солнечных лепестках, отражающих свет полуденного светила. То есть, речь идёт о цветке жёлтого цвета, цветущего в дневное время. Сказания утверждают, что цветок был рождён из отражения солнца в водной глади ландийских озёр.

Лепестки же „золотого цветка“ именуются „пламенеющими в сумраке“, „огнём, сияющим в ночной мгле“. То есть мы видим цветок с оранжевыми или алыми лепестками, цветущий ночью. И происходит цветок, согласно традиции, из языков пламени Костра Солнцеворота. Это подтверждается и тем фактом, что в некоторых областях Южного и Юго-Восточного Валиата „золотой цветок жизни“ именуют огнецветом.

Это позволяет провести любопытные параллели с легендами об „алом цветке жизни“, распространёнными на Земле, в которых цветок также именуется огнецветом и в некоторых сказаниях также происходит из огня Костра Солнцеворота. Легенды об огнецвете распространены на Земле не менее, чем легенды о „цветке солнца“ на Эрте. К упоминаниям о нём можно отнести и „алый цветок жизни“ алтайских сказок, и „цветок солнца, дарующий бессмертие“ европейских легенд, и огненный цветок древних славянских мифов.

Некоторые учёные считают наследниками легенд об огнецвете и сказки о цветке папоротника. Но большинство этнографов и историков всё же считают, что причиной появления этих сказаний стал грибок, паразитирующий на корневищах папоротника и обладающий сильным галлюциногенным действием, светящееся плодовое тело которого люди и принимали за экзотический цветок. Имелись предположения о том, что огнецвет изображён среди прочих растений в манускрипте Войнича, но позднее было доказано, что манускрипт — подделка».

 «Ага, а ещё забыли аленький цветочек. Уф! — облегчённо вздохнула Яся, сняв, наконец, наушники и оторвавшись от экрана. — Вот, оказывается, откуда Валя знает сказки об огнецвете. Эти сказки — алтайские. Сейчас у меня голова лопнет от груза знаний!»

Она несколько минут посидела, откинувшись в кресле и разглядывая пылинки, кружащиеся в золотистом солнечном луче, пробившемся через жалюзи.

 «Но всё же, что-то стоящее найти удалось!» — и Яся, щёлкнув пальцами, весело вскочила с кресла.

 «Этот цветок — очень странный предмет. Он вроде есть, но его вроде нет, — улыбнулась девочка. — Значит был цветок! И Валя его видела, тем более на Пангее, где пересекаются многие космические пути. А может Валя ошиблась? Эх жалко, она не догадалась спросить, откуда этот торговец! И где его цветком лечат дураков. Хотя, стоп! Она же сказала, что торговец с Прайды, и он назвал планету, и Павлик с Юлькой обещали поискать её в галактическом атласе. Может и Валя ещё что-нибудь вспомнит. И ещё какой-то огнецвет, который приснился Пашке… И цветок, виденной Валей — оранжевый! А в книжке — жёлтый, точнее золотой! А на Алтае сказки об алом цветке! Спятить можно! Растение — миф, и о мифе почему-то написано в ботанической энциклопедии…»

 Яся подошла к зеркалу и, кокетливо покрутившись перед ним (а Яся была большой модницей и часто проводила перед ним время), показала отражению язык. «Думай, Ярослава, думай. Вот вырастишь умной и станешь академиком! И свихнёшься от чрезмерного ума!» — сделала неожиданный вывод девочка.

***

 Валя весь вечер пыталась вспомнить, как же выглядел тот цветок и почему оказался оранжевым. Но вспоминалось только лукавое (и при этом знакомое!) лицо жителя Прайды, пересказывавшего легенду о чудесном цветке с Кинавы (какой Кинавы?).

А ночью ей снились кошмары…

…Валя летела на синем шерстяном одеяле над тёмным ночным морем к далёкому острову Окинава, чтобы сорвать там цветочек аленький и подарить его Павлику. Ведь тогда он, может быть, наконец-то обратит на неё внимание. А золотые, рыжие и алые цветы кружились вокруг неё в хороводе и корчили мерзкие рожи, смеясь и улюлюкая…